IPB
место рекламного баннера

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

2 страниц V   1 2 >  
Reply to this topicStart new topic
* Meine Einsamkeit
Воо
сообщение 8.01.2011 - 16:59
Сообщение #1


Посетитель
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 29
Регистрация: 17.07.2009
Из: Россия, Москва



Категория: слеш
Жанр: romance
Рейтинг: R
Тило Вольфф/ ДжейПи Генкель



Теплый летний вечер окутывал сонный Шлирен, погружая его в тихую умиротворенную дремоту. Машина остановилась у входа небольшого аккуратного особняка, полускрытого от дороги раскидистыми деревьями. С улыбкой Тило расплатился с таксистом, подхватил свою сумку и вошел в калитку, опьяненный ароматом распустившихся цветов.
Он любил это чувство возвращения домой после деловых поездок или долгого тура. Домой... Искренний во всем, что он делал, открытый и добрый, Вольфф не мог забыть того, как обошлись с ним его родители, когда в 18 лет он решил заниматься музыкой. И та старая пишущая машинка... Он простил, давно простил и весьма неплохо общался со своими стариками, но не забыл. Родительский дом своим называть он не мог. Перебравшись в Швейцарию с родителями и приобретя этот коттедж, когда дела группы пошли в гору, он словно обрел важную, недостающую часть своей жизни. Теперь у него был свой Дом. А когда в нем появилась Эрика, это место стало действительно важным и родным для него. Эрика... Самая главная для него женщина, его Муза... Сколько счастья, тепла, любви, ласки и нежности она дала ему и сколько он с радостью отдавал взамен. Конечно, были ссоры, проблемы, что находило отражение в его песнях наравне с его любовью. Однако, в последнее время отношения между ними неумолимо становились все холоднее, и Вольффу уже не раз случалось ловить себя на размышлениях о том, что это не кончится просто так.
Где-то в саду радостно запела птица, застрекотали цикады. Тряхнув головой, чтобы прогнать тяжелые мысли, Тило быстро прошел по дорожке к дому. Открыл дверь, бросил ключи на столик, удивляясь тишине, царившей вокруг. "Эри, я приехал!": крикнул он вглубь дома, с наслаждением сбрасывая с плеч пиджак и ловко вешая его в шкаф. Внезапно он заметил, что вещей там стало чуть ли не вдвое меньше. Странно. Когда он уезжал в тур, все было на месте. Возможно в его отсутствие Эрика от скуки решила сделать ремонт или что-то в этом роде?.. Недоуменно пожав плечами, он прошел в гостиную, оттуда в столовую, но девушки нигде не было. Вольфф нахмурился. Не могла же она, зная о его приезде, уйти, ведь они не виделись, по меньшей мере, несколько месяцев. Поднявшись в спальню, первым, что он увидел, был силуэт любимой, скрытый развевающимися на ветру балконными занавесками. Тило пересек комнату со вздохом облегчения, и, войдя на балкон, тихо положил руки ей на плечи, зарываясь носом в густые пшеничные волосы и вдыхая их аромат.
- Я вернулся, - прошептал он, чувствуя, как внутри разливается знакомое тепло. - Я скучал по тебе...
- Ну надо же.., - голос Эрики был холоден. Неуловимым движением она выскользнула из его объятий. - Даже и не верится.
- Эри, что с тобой? Разве я когда-то давал тебе повод усомниться во мне и моих чувствах? Давай не будем ссориться. Через неделю у нас начинается запись нового альбома, я хочу провести время с тобой, не тратя его на ссоры.
- Через неделю у вас снова запись очередного альбома... Ты снова уедешь?
- Глупый вопрос, Эри, ты же знаешь, что мне надо будет быть в Гамбурге. Мы уже договорились с Яном и Манне...
- Меня зовут Эрика. Я уже говорила тебе.
- Да что с тобой сегодня такое? - Тило начинал потихоньку терять терпение. Вернувшись домой, ему в последнюю очередь хотелось созерцать скандалы и истерики.
- Ничего, - девушка ушла в спальню. - Тило.., - в ее тоне было что-то такое, что заставило его напрячься. Шагнув внутрь, он заметил у кровати несколько чемоданов. Эрика, проследившая за его взглядом, нервно затянулась тонкой сигареткой.
- Ты куда-то уезжаешь?
- Нет, Тило. Точнее... я ухожу.
- Ты уходишь... что? - переспросил он, надеясь, что ослышался.
- Я ждала тебя, чтобы сообщить об этом. Подумала, что так будет лучше... Я ухожу. Я устала дожидаться тебя здесь, пока ты находишься в Гамбурге, Цюрихе, Финляндии у своей любимой Анне или вообще на другом конце света. Устала быть одна, пока ты проводишь милые вечеринки с толпами фанаток, устала узнавать о тебе из блогов, форумов, журналов...
- Эрика, ты же знаешь, Lacrimosa - моя работа. Не просто работа. Группа, музыка - это почти вся моя жизнь. Ты должна понимать. Я предлагал тебе путешествовать со мной...
- Нет! Я не хочу жить на чемоданах, ночуя в отелях, приезжая домой пару раз в год, Тило. Музыка и группа - это твоя жизнь, ты прав. В которой мне нет места.
- Что ты такое говоришь? - Тило с трудом сдерживал эмоции, не желая кричать на нее. - Мои песни написаны в честь тебя, для тебя, о тебе! Ты знаешь это!
- Это было здорово раньше. Раньше, понимаешь? Потом я ждала, что ты забросишь эту идею, считала это твоим увлечением, ждала, что ты будешь рядом. Все вокруг думают, что ты написал их для Нурми, что вы - пара. Кто знает обо мне? Кто знает, что есть я, а она лишь твоя подруга? Ты хоть раз сказал об этом? Мне уже давно наплевать, мне не нужны твои песни!
Он отшатнулся, дернувшись, как от пощечины. Широко открытыми глазами он смотрел на женщину, такую родную и близкую ему, а сейчас, казалось, безумно далекую и чужую. Она же, кажется, не замечала его состояния.
- Да, может быть ты и популярен, у тебя есть фанаты по всему миру, но что толку? Все это забудется через несколько лет и с чем ты останешься? Это же просто смешно! Ты всегда ставишь свою группу впереди меня. Вспомни, как год назад ты отказался покупать мне то, что я так просила...
- Эрика, - перебил ее обретший способность говорить Тило. - Ты постоянно бросаешь мне в лицо это обвинение. Я уже объяснял, что сейчас для независимых лейблов настали трудные времена. Ты должна понять, я не мог не вложить тогда эти деньги. Ты и так имеешь все, что пожелаешь. Разве я даю тебе мало денег? Разве это для тебя важно? Разве без той машины тебе так уж плохо, не говоря о том, что их и так две в гараже? С каких пор мое состояние стало для тебя важнее наших чувств? И что касается Анне и тебя, я никого не хочу допускать в наш с тобой мир, в нашу жизнь. Мы - это только мы: ты и я и никого больше, тем более журналистов, фанатов. Не зря я всегда говорил, что не предаю огласке свою личную жизнь, с тех пор, как в ней появилась ты!
- Ты глуп! Я хочу большего! Я устала от этой жизни!
Тило неверящим взглядом впился в нее, не в силах осознать, что эти слова сейчас ему говорит именно она. Ей не нужны его песни, зато ей мало его, откровенно говоря немаленьких, денег. Не может быть! Абсурд.
- Послушай, мы оба сейчас на взводе. Тебе все равно некуда идти, давай сейчас ляжем спать, а завтра с утра все спокойно обсудим. Завтра я сниму тебе любую квартиру...
- Это лишнее, не нужно, у меня есть куда идти.., - внезапно замолчав, девушка отвела глаза, но он прекрасно изучил ее более чем за 10 лет отношений.
- Даже так, - гнев уже овладевал им. - Кто он? - Тило не смог сдержать крик.
- Это неважно.., - Эрика попыталась отвернуться, но он в мгновение ока оказался рядом, хватая ее за руки и не давая отстраниться. Ее ошибка. Она могла сказать, что поедет к подруге, родителям, в гостиницу наконец...
- И давно ты дурачишь меня? Отвечай! КТО ОН!? - практически прорычал Тило, удерживая девушку. Не зря Вольфф означает волк...
- Не твое дело! В этом виноват ты! Ты и только ты!!! Пусти! Мне больно!!!
Как в тумане он оттолкнул ее от себя, и в то же мгновение его щеку обожгла пощечина. Он вскинул голову и девушка в испуге отступила назад, увидев плещущуюся на дне его глаз ярость. Но он никогда не позволит себе поднять руку на женщину.
- Убирайся! - он тяжело дышал, приходя в себя. - Вон отсюда!!! - его крик разорвал тишину, заставив Эрику вздрогнуть. Она подхватила свою сумку и пошла к выходу. Уже у двери она обернулась: Тило стоял к ней спиной, прислонившись лбом к стеклу.
- Я заеду на неделе, заберу оставшиеся вещи...
- Возьмешь у домработницы. Оставь ключи, - голос уже спокойный, бесстрастный и только пальцы, сжимающие подоконник, впились в него еще сильнее, побелев от напряжения, при звуках ее голоса, выдавая его состояние.
Вспыхнув, девушка швырнула на кровать ключи и сбежала по лестнице вниз. Еще секунды Тило слышал стук каблуков, потом хлопнула входная дверь и все стихло.
И только тогда Маэстро позволил себе бесшумно сползти по стене вниз на пушистый ковер. Уселся, обхватывая руками колени. Словно кто-то выкачал весь воздух из легких. Сил встать и дойти за сигаретами не было. Он положил голову на колени и закрыл глаза. Предчувствие в который раз не обмануло его. Как он мог так ошибиться? Хотя, доля его вины действительно есть, он не раз думал о том, что обрекает ее на своеобразное одиночество при таком его образе жизни, но и не раз предлагал ей пути решения этой проблемы. Он не мог бросить группу, не мог и не хотел, надеясь на понимание, поддержку и силу любви. Но все то, что она бросила ему в лицо сегодня было так...так неправильно, нелепо. Вопреки всеобщему заблуждению, той легенде, которую выстроили они с Анне, чтобы защитить свою жизнь, ту, что шла параллельно жизни группы, их с Нурми связывала исключительно дружба на грани с привязанностью брата и сестры. Крепкая, проверенная годами дружба. Их жизни и судьбы были похожи, они во много совпадали характерами, что позволило им создать группу и коллектив, где не было места ссорам и размолвкам, но царила атмосфера тепла и спокойствия. И Эрика знала это. Как она могла так поступить с ним? Вольфф чувствовал себя снова 18-тилетним мальчиком, когда он только начинал свое дело, таким же одиноким. Он был сильным человеком, жизнь научила его стойко переносить удары судьбы, да и давно он уже чувствовал, что все должно закончиться, но не думал, что это произойдет именно сегодня и именно так. По жизни он был очень эмоционален, что находило отражение в его творчестве и что он не раз подчеркивал в многочисленных интервью, и сейчас тоска затапливала его с головой, отзываясь болью с левой стороны груди. Да, знал, предчувствовал, но все же... Потерял самого близкого человека. Чувствуя, что боль накрывает его, он изо всех сил стиснул зубы и сжал кулаки. Предательская капля прочертила дорожку на бледной щеке и упала на темно-зеленый ковер. Одна-единственная. С минуту он смотрел на крошечное мокрое пятнышко, потом сердито провел рукой, стирая мокрый след. Боль отступила. Стало немного легче. Взглянув на часы, он слабо удивился, обнаружив, что провел так почти полтора часа. Ночь уже опускалась на тихий город, но спать ему не хотелось. Одиночество давило на него, ему казалось, что он почти физически ощущает это. Бросил взгляд на мини-бар, но смутно ощущал, что сегодня алкоголь не поможет. Ключи тускло блестели на пледе в лучах заходящего солнца. Тило отвел взгляд и достал из кармана мобильный. Пальцы сами собой набрали знакомый номер, в ухо понеслись длинные гудки и через полминуты ему ответил недовольно-сонный голос друга:
- Тило? Что-то случилось? - судя по голосу, Ян спал, что было неудивительно - они несколько часов назад вернулись из очередного тура.
- Прости, что разбудил, - Тило как ни старался, не смог заставить свой голос звучать непринужденно.
- Что такое? - проницательность Яна не смогла пропустить его упавший тон.
- Слушай, долго объяснять. Сейчас я отправляюсь в аэропорт и лечу в Гамбург. Можно я переночую в твоей студии сегодня? А с утра уже сниму номер в гостинице...
- Мы же договорились начать работу над новым альбомом только через неделю, - перебил его Ян.
- Да, наши планы не изменились. Просто...проведу неделю там. Предупреди охрану, что я приеду, ок?
- Поссорились с Эрикой?
- Ян, не сейчас. Пожалуйста.
- Хорошо. Сейчас ты отправляешься в аэропорт, летишь в Гамбург, но не в студию, а ко мне. И никаких гостиниц. Я думаю, что ты вытерпишь неделю в присутствии друга.
- Нет, Ян, я не хочу вам мешать с.., - Тило запнулся, забыв имя его очередной пассии, которые менялись у Генкеля так же часто, как и погода в Цюрихе.
- Все в порядке, Тило, - Ян расхохотался. - Мы с Лиз уже давно расстались. Так что я буду только рад, - его тон посерьезнел. - Приезжай. Поговорим, если захочешь, и останешься у меня столько, сколько потребуется.
- Я.., - Тило хотел возразить, но понял, что общество друга манит его куда сильнее, чем холодная тишина пустой студии. - Спасибо. Я согласен. Выезжаю. Часа через 4 буду.
- Отлично, жду, - и, не дожидаясь ответа, Ян положил трубку.
Тило еще пару минут просидел, задумавшись, потом поднялся и пошел вниз, подхватил сумку, и вышел на улицу. Через несколько минут его машина уже неслась по трассе к Цюрихскому аэропорту Клотен. Ключи так и остались лежать на кровати, едва поблескивая в надвигающейся темноте ночи.
***
Гамбург встретил его проливным дождем и холодным ветром. Тило вспомнил, что слышал что-то по радио насчет циклона, идущего с севера, и порадовался, что успел на последний рейс. Подойдя к стоянке такси, махнул рукой водителю, подзывая его подъехать к выходу из аэропорта, потушил сигарету и нырнул в теплый автомобиль. Благодаря свободе ночных дорог, уже через полчаса такси подъезжало к улице, на которой жил Генкель. Все это время Вольфф не мог отделаться от навязчивых мыслей об Эрике, опутывавших его, словно паутиной, лишающих воли, погружающих в состояние некоего анабиоза. Он курил одну за одной сигареты, не обращая внимания на таксиста, бросавшего на него удивленные взгляды, и ощущал себя каким-то потерянным, ненужным.
- Остановите здесь, пожалуйста, - обратился он к водителю. До дома Яна было еще достаточно далеко, но он чувствовал, что ему необходимо проветриться. Отсчитал положенную сумму, добавив сверху неплохие чаевые, и вышел на пустынную улицу. На него сразу же обрушились потоки дождя, стекая по бордовому пиджаку. Холодный ветер забирался под тонкую рубашку, вызывая дрожь, и это словно отрезвило его, он почувствовал себя намного лучше. Быстрыми шагами он двинулся вперед, любуясь вспышками молний на горизонте. Тило ощущал некое совпадение сегодняшних событий с разыгравшейся бурей, такая же шла и в его душе, а ведь еще совсем недавно там царило тепло, совсем как погода в Шлирене, так резко контрастирующая с гамбургским ненастьем. Внезапно он услышал, что сквозь шум дождя и ветра кто-то его зовет:
- Эй, господин, подождите..., - знакомый таксист догнал его и теперь высовывался в окно, оживленно жестикулируя. - Вам нужно ехать дальше? Зачем вы вышли в такую погоду? Я отвезу вас, даже если у вас больше нет денег, садитесь! Вы же насквозь промокли!
Тило улыбнулся, удивленный и тронутый подобным предложением. Но ему необходимо было пройтись. Этот мужчина же просто не знал...
- Нет, спасибо, так надо, - произнес он одними губами.
Таксист бросил на него еще один удивленный взгляд, после чего махнул рукой, прибавил газу, и машина скрылась за поворотом.
Погруженный в себя, Тило не заметил, как оказался у дома Яна. Поднялся по лестнице, позвонил в дверь и устало привалился к косяку. События сегодняшнего дня, бессонная ночь и два авиаперелета не прошли незамеченными. Странная слабость разливалась внутри, его сотрясала дрожь от порывов ветра и ощущения промокшей одежды.
Генкель открыл моментально, словно ждал его звонка, но слова приветствия застряли у него в горле при виде друга. Насквозь промокшие пиджак и рубашка липли к телу, всегда аккуратная прическа была растрепана ветром, выбившаяся прядка прилипла ко лбу, макияж виднелся разводами, открывая еле заметные, но так тщательно скрываемые Вольффом веснушки, а дрожащие пальцы нервно крутили зажигалку. Он отступил внутрь, пропуская Тило в дом. Тот улыбнулся, видя выражение лица Яна, сбросил прямо на пол тяжелый пиджак и мельком взглянул на свое отражение в большом зеркале на стене. Губы искривились в горькой усмешке.
- Хорош, да?, - повернулся он к Яну, который стоял, прислонившись к стене и скрестив руки на груди.
- Да уж, даже не знаю что и сказать. Я впервые... Хм, впервые...
- Впервые за все годы дружбы видишь меня в таком виде? Ты это хотел сказать? Таким.., - он снова повернулся к зеркалу, рассматривая собственное отражение. - Таким слабым и оттого ничтожным...
- Ты неправ, - мягко ответил Ян, подхватывая валяющиеся на полу пиджак и сумку. Он уже понял, что случилось нечто, выходящее для Тило за рамки. - Иди в ванну, принимай горячий душ, переодевайся...
- Не во что, - перебил его Вольфф, грустно усмехаясь. - Не взял ничего из вещей, хотел побыстрее уехать...
- Ясно, - задумчиво протянул Генкель. - Где спальня находится, знаешь, поройся - найдешь что-нибудь. Ты уж извини, твоих любимых рубашек нет...
При этих словах Тило улыбнулся, вспомнив про нелюбовь друга к официальным вещам и его вечных свитерах-футболках, которые он носил, когда не нужно было работать на вездесущих фанатов. Ян хитро подмигнул ему.
- Как закончишь - спускайся на кухню. Я разберусь с вещами, повешу сушиться, раз уж ты так полюбил прогулки под дождем, - с этими словами он исчез в кладовке, не дожидаясь ответа.
Тило еще несколько секунд смотрел ему вслед, а потом пошел на второй этаж в ванную. За что он ценил Яна - тот никогда не задавал лишних вопросов, не пытался утешать, говоря глупые банальности. Генкель был больше человеком дела. Вот и сейчас, Вольфф был безмерно благодарен ему за то, что тот не стал задавать вопросов или хлопать его по спине, уверяя, что все будет хорошо, однако все же смог отвлечь его и заставить улыбнуться своей непринужденностью и ироничностью. Войдя в ванную комнату, он с наслаждением сбросил с себя холодную мокрую одежду и включил теплую воду. Дрожь успокоилась, позволяя расслабиться напряженным мышцам, а струи воды прогнали слабость, овладевавшую им. Минут через двадцать он с сожалением выключил воду, вспомнив, что Ян ждет его внизу. В большом шкафу он выбрал себе обычные серые брюки от спортивного костюма и черную футболку, благо они с Яном носили один и тот же размер, хотя друг и был несколько выше.
На кухне было тепло и пахло чем-то вкусным. Ян уже накладывал в тарелку нечто аппетитное, оказавшееся при ближайшем рассмотрении обычными спагетти с баварскими колбасками.
- Ты уж извини, - повернулся он к нему, Шарлотта попросила месяц отпуска, так что временно готовлю я тут сам и предложить мне особо нечего...
- Порядок, - заверил его Тило, который и сам в отсутствие домработницы и Эрики обходился не то что даже макаронами, а обычными бутербродами, а иногда и вовсе, не мудрствуя лукаво, заказывал доставку пиццы, хотя и умел превосходно готовить, но для себя всегда ленился, да и время на такое бесполезное, в сущности, дело всегда жалел. - В самый раз, - улыбнулся он другу, присаживаясь за стол. - Спасибо.
Ян ответил ему немного смущенной улыбкой и, поставив перед ним тарелку и огромную кружку с чаем, присел напротив. Затянулся сигаретой, наблюдая, как друг сметает нехитрый то ли ужин, то ли завтрак, но вопросов не задавал, видя, что Тило успокоился, и не желая снова возвращать его к мрачным мыслям. Сегодня он действительно впервые увидел его таким. Обычно Вольфф всегда был собран, сдержан и невозмутим, тщательно скрывая все негативные и личные эмоции перед окружающим миром, почти не снимая эту маску из-за врожденной скрытности и застенчивости. Эти черты характера сближали их даже сильнее прочего. Генкель догадывался, что друг скорее всего серьезно поссорился со своей половиной, иначе бы не сорвался в ночь вот-так никуда, да и она его бы не отпустила. Но это были только догадки, выспрашивать и выпытывать он не собирался. Не в его характере это было. Если приятель захочет - он сам расскажет, когда будет время.
Тило покончил с ужином и отхлебнул из чашки. Его бровь вопросительно поднялась, но Ян опередил его вопрос:
- Я добавил бренди. Тебе не помешает, ты же насквозь промок и замерз. Давай, пей и будем спать. День был долгим.
Вольфф благодарно взглянул на него, сжав пальцами теплую чашку. Сытная еда и горячий чай окончательно расслабили мужчину и его потянуло в сон. Он прикрыл глаза и откинулся на спинку стула. Словно сквозь туман до него донесся голос друга:
- Давай допивай чай и иди ложись. Где гостевая спальня знаешь. Я уже постелил тебе там и разжег камин. А я все здесь уберу.
- Нет, Ян, я сам все вымою. Сейчас, вот еще минуту, - пробормотал Тило, борясь с усталостью. С трудом разлепив глаза, он увидел нависшего над его стулом Генкеля. Тот забрал у него чашку.
- Иди, иди, я справлюсь, - улыбнулся Ян, видя что приятель уже засыпает.
- Спасибо тебе, Ян. Доброй ночи.
- Да уж, доброй, - усмехнулся Генкель. Больно забавно выглядел Вольфф, борясь со сном.
Почти на ощупь Тило поднялся наверх и дошел до гостевой комнаты. Внутри ровно горел камин, наполняя комнату теплом и мягким светом, а за окном бушевал ураган, казалось, только усилившийся за ночь. Внезапно усталость и напряжение дня навалились на него с новой силой, он снова почувствовал слабость во всем теле. Кое-как стащив с себя одежду, он повалился на кровать, чувствуя, что его снова начинает пробирать дрожь. Натянув на себя одеяло, Тило мгновенно провалился в тревожный сон.
На кухне Ян заканчивал прибираться. Вымыв посуду и расставив по местам вещи, он присел на широкий подоконник. На улице стихия разошлась не на шутку: ветер гнул деревья почти до самой земли, дождь шел стеной, так, что с трудом можно было различить дома на другой стороне улицы. Лениво подумав о том, поставил ли он свой БМВ в гараж, или снова поленился и бросил его у ворот, он потянулся за сигаретами. Мысли его перекинулись на друга. Состав группы были его, пожалуй, самые близкие люди. Он работал с ними уже почти 20 лет, за это время многое было между ним и ребятами: как плохое, так и хорошее. Они заменили ему семью, хотя он работал со многими людьми, именно эти несколько человек, так похожие на него, смогли пробиться сквозь стальную броню, которую он выстроил вокруг себя после Лауры. Он жил один, если не считать бесконечных подружек, которые сменяли одна другую, как листы в календаре. Здесь же, в Гамбурге, жил Манне, они вместе основали и держали звукозаписывающую студию Impuls, где записывались не только Lacrimosa, но и многие другие группы, которым он выступал продюссером. Но ребята, чаще всего, приезжая, останавливались у Манне - большого любителя шумных вечеринок, который, будучи умнее Яна, не селил у себя всех своих пассий, и жил один. Ребята, зная о его увлечениях, редко бывали у него, не желая мешать ему в его отношениях с подружками, о которых он рассказывал весьма поверхностно. Ян даже завидовал Манне, что тому не было известно слово "одиночество" так же хорошо, как знал его Генкель. Вот и сейчас, когда неделю назад Элизабет позвонила ему и сказала, что они расстаются, Ян не удивился и не расстроился, так как все равно не воспринимал ее всерьез, как и множество ее предшественниц. Он сам не мог понять, зачем он постоянно заводил себе новых девушек, а, может, боялся себе признаться, что просто не хочет оставаться один. Однако, когда он вернулся сегодня, дом встретил его гулкой тишиной. Даже Шарлотта, его домработница, попросила отпуск, и он был абсолютно один. В принципе, он привык, ему было даже по-своему уютно, но когда его разбудил звонок Вольффа - Ян даже не раздумывал над ответом. Он был чертовски рад приезду друга, хотя и не показывал это, видя, что тому плохо. Но, так или иначе, он был не один, и эта мысль приятно грела его. "Н-да, дружище, что-то ты стал слишком сентиментален. Стареешь", - пробормотал Генкель себе под нос. Посмотрев на свое отражение в оконном стекле и усмехнувшись собственной глупости, он отправился наверх, чувствуя, что сон уже окутывает его и мысленно проклиная необходимость днем ехать на работу.
Проходя мимо двери гостевой спальни, он услышал непонятный шум. Приоткрыв дверь, Генкель увидел друга, которого бил жуткий кашель. Добегался под дождем все-таки. Тихо вошел и присел в стоящее рядом с кроватью кресло.
- Извини, дружище, - прохрипел Вольфф. - Я тебя разбудил? Который час?
Не отвечая, Ян резко встал, вглядываясь в бледное, покрытое испариной лицо, и прислонил ладонь к его лбу.
- Тило, черт, о чем ты думал? У тебя жар, причем сильный! - получилось неожиданно резко. - Подожди меня, я быстро, - уже мягче добавил Ян, быстро выходя из комнаты.
Разыскав в коробке с лекарствами нужные таблетки, он захватил на кухне графин с водой и стакан и вернулся наверх. Друг находился на грани между сном и реальностью, и Яну пришлось потрудиться, чтобы тот очнулся.
- Вот, я принес, что нашел. Пей, - тоном, не терпящим возражений, поторопил он Вольффа, передавая тому бело-желтые облатки.
Тот выпил лекарства не сопротивляясь, хотя Ян знал, что Тило ненавидит медикаменты и употребляет их только в самых крайних случаях и даже, получив разрыв мениска, терпел боль, опираясь на трость, но категорически отказывался от любых обезболивающих, которые в изрядных количествах пыталась подсунуть ему Анне, из чего Ян сделал вывод, что тому и правда плохо.
- Спасибо тебе, - почти прошептал Тило.
- Да что уж там, - буркнул Ян, присаживаясь в кресло и хмуро глядя на приятеля. - Добегался под дождем, да?
- Ладно тебе уж, - слабо улыбнулся Вольфф. - Извини.
- За что извиняешься то? - хмыкнул Ян, отворачиваясь к камину, чтобы пошевелить дрова. - Спи, давай уже.
- А ты чего не спишь?
- Да прошло меньше часа. Пока убирался на кухне, пока другие дела делал...
- А мне показалось, что уже много времени, - задумчиво протянул Тило.
- Неудивительно, валялся тут непонятно в каком состоянии, - поддел его Ян.
- Спасибо еще раз. Иди ложись, ты же тоже не спал. Из-за меня.., - пристыженно пробормотал Вольфф.
- Нормально, сейчас лягу. Давай, доброй ночи.
Тило уже не ответил ему, снова забывшись тяжелым сном. Ян пару минут постоял у кровати, вглядываясь в лицо спящего друга. Несмотря на разделявшие их 15 лет разницы, Ян всегда относился к Тило как к равному себе, зачастую даже забывая, что тот был моложе его. Однако сейчас он казался ему почти мальчиком. Сжатые губы, покрасневшие щеки, между бровей залегла маленькая морщинка. Тило вызывал сейчас желание защитить и заботиться о себе, выглядел удивительно трогательным, что резко контрастировало с образом уверенного в себе аристократа, которого Ян прекрасно знал, в то время как такого Тило, он видел всего несколько раз за все время их дружбы. Подвинув поближе к кровати графин с водой, Ян вышел, тихо прикрыв за собой дверь и отправился в ванную. Быстро приняв душ, он уже собирался лечь спать, когда что-то заставило его снова пройти в гостевую комнату. Тило крепко спал, одеяло немного сползло вниз, обнажая белоснежную кожу. Под подрагивающими веками темнели длинные пушистые ресницы, из груди вырывалось хриплое дыхание. Ян смотрел на спящего приятеля, будто видя его впервые. Тот немного повернулся, отчего одеяло сползло еще немного, открывая гладкую грудь и плоский живот, с едва заметной дорожкой темных волос, сбегающих ниже... В Тило удивительным образом сочеталась какая-то подростковая изящность но вместе с тем зрелость уже взрослого мужчины. Ян почувствовал теплую волну где-то в животе и постарался убедить себя, что это всего лишь эстетическое удовольствие. Как-будто просто любуешься красивым портретом в галерее. Однако память уже услужливо подкинула ему воспоминания тех лет, когда он, восемнадцатилетний мальчишка, случайно узнал, что такое - секс с парнем. Новая волна прокатилась у него внутри. "Что за бред такой, мы друзья! Бывают же идиотские мысли! Черт знает что, а не день!" - прошептал Ян самому себе и тряхнул головой, словно пытаясь выкинуть оттуда лишние мысли. Он повернулся и уже взялся за ручку двери, когда Тило еле слышно застонал, нервно сжимая пальцами одеяло. Позже Ян так и не смог себе объяснить, что нашло на него, но он быстро прошел в свою спальню, сдернул с кровати плед, захватил с тумбочки книгу и вернулся назад. Поправил сползшее одеяло, избегая смотреть на друга, еще раз пошевелил догоравшие дрова и уселся в кресле, набросив на себя плед. Устало потер пальцами переносицу и решил, что посидит немного, просто чтобы удостовериться, что Вольффу не станет хуже, а уже через минуту крепко спал. Камин догорел и комната погрузилась во тьму, а за окном все так же ревел ветер и хлестали косые потоки дождя.
***
Когда Тило проснулся, в комнате уже было светло. Он зажмурился от света, бившего ему прямо в глаза из незанавешенного окна. Несколько минут лежал, прислушиваясь к шуму дождя, так и не прекратившегося с ночи. Нехотя приоткрыв глаза, взглянул в окно и краем глаза заметил в кресле фигуру друга. Ян спал, на полу рядом с ним валялась упавшая книга. Тило был и тронут и смущен тем, что друг всю ночь просидел с ним. Он вспомнил, как вчера проснулся посреди ночи и ему было дико плохо. Сказалась прогулка под ледяным дождем. В легкие словно песка насыпали, глаза болели, горло раздирал кашель. А потом Ян принес ему какие-то таблетки и ему сразу стало легче. Тило стало стыдно: вломился посреди ночи к другу, который из-за него и так не отдохнул, потом возился с ним, а теперь спит в неудобном кресле рядом с ним. Яна всегда отличала забота о ближнем, особенно о близких ему людях. На лицо сама наползла улыбка, пока он наблюдал за спящим. Такой помятый, взъерошенный. Тило невольно залюбовался картиной: Ян был красив, с этим не поспоришь. Ему было чем брать: от высокого роста и умопомрачительного телосложения (Генкель следил за собой и даже оборудовал у себя на первом этаже мини-спортзал, чтобы было где убивать свободное время) до интересного красивого лица, харизмы... Наверное именно поэтому у него никогда не возникало сложностей с тем, чтобы найти себе подружку, а учитывая его популярность и известность, девушки буквально сходили с ума от него. Кстати, почему он не в студии? Ну-ка, который сейчас час? Тило повернулся, выискивая взглядом часы. Почти два часа дня. Неудивительно, учитывая во сколько они легли. Внезапно в горле запершило. Он потянулся к кувшину, который Ян вчера оставил на прикроватном столике, но, наливая воду, случайно ударил кувшином о стаканом. Получилось громко. Виновато застыл, как школьник, застуканный за каким-то проступком, но было поздно: Ян проснулся и уселся в кресле, болезненно морщась: все же ночь, проведенная в такой позе не могла пройти бесследно. Пару секунд смотрел непонимающим взглядом на Вольффа, после чего его взгляд прояснился.
- Ну, доброе утро, - обратился он к Тило. - Ты как?
- Ну так, определенно лучше, чем вчера, - улыбнулся тот в ответ, отпивая из стакана.
- Хорошо.., - рассеяно откликнулся Ян. Его взгляд наткнулся на висящие на стене часы. - Черт! Два! Меня уже час, как ждут в студии! - он быстро встал с кресла, кидая туда плед и подобранную книгу. - Я поехал, буду к вечеру. Думаю, найдешь, чем заняться, но если снова решишь прогуляться - захвати хотя бы зонт, иначе я разорюсь на лекарствах...
- А Манне не может решить эти проблемы?, - поинтересовался Тило, тихо радуясь, что ему не надо никуда вставать, торопиться, выходить в такую погоду.
- А Манне улетел к друзьям в Италию, - ответил ему Ян, уже выходя в коридор. - До вечера, - донесся из-за захлопывающейся двери до Тило его голос. - Черт...
Очевидно Ян слишком торопился, судя по звуку удара о дверь, но еще не до конца проснулся. Тило хмыкнул, обнимая подушку. Пожалуй прогулкам он сегодня предпочтет теплую кровать. Он еще какое-то время лежал, прислушиваясь к энергичным шагам друга и хлопанию дверей, пока сон снова не сморил его.
Окончательно проснулся он в районе семи. Прислушавшись к себе и с радостью отметив, что от вчерашнего плохого самочувствия не осталось и следа, Тило быстро принял душ, позаимствовал у друга еще одну футболку и спустился вниз. Ян еще не вернулся, что было неудивительно. Тило помнил, как они сами, записывая музыку, зачастую даже ночевали прямо там, в студии. И тогда он, чтобы сказать, что в отеле его можно не ловить, звонил Эрике... Эрика... Тяжелые мысли снова полезли в голову музыканта, но он решительно не хотел предаваться им. Чтобы чем-то занять себя, Тило решил использовать представившийся ему шанс и удовлетворить свое любопытство. Безусловно, он уже не раз бывал в гостях у Яна, но, само собой, один не оставался, и видел все как-то мельком, быстро. И сейчас ему было интересно осмотреть все получше. Ну, гостиную он знал вдоль и поперек, как и кухню, где чаще всего и проходили их посиделки. Из гостиной выходили 3 двери: в студию, спортзал и кабинет. Широкими шагами Тило вошел в кабинет и остановился, пораженный увиденным. По всем стенам тянулись от пола до потолка бесконечные стеллажи с книгами. Вольфф пробежался пальцем по корешкам, изумленно разглядывая полки, на которых, казалось, было все. От наук и истории до художественной литературы и искусства. Тома по биологии, химии, астрономии, философии сменялись трудами об истории музыки, кинематографа, коллекционными изданиями, содержащими гравюры, живопись, графику. Немного дальше располагались огромные фолианты с фотографиями и описаниями самых экзотичных и известных мест и достопримечательностей земного шара. Целый стеллаж был отведен книгам о творчестве и жизни известных композиторов и продюссеров. Почти полстены занимали полки с книгами о музыке с описаниями истории и дискографии известных музыкальных групп, биографиями выдающихся музыкантов. И несметное количество художественной литературы от классики до современности, от научной фантастики до романов. Тило знал о том, что друг владеет несколькими языками, но не помнил какими, хотя Ян как-то называл ему, однако сейчас он видел ответы на все свои вопросы. Английская и немецкая литература были вполне предсказуемы, но многочисленные тома русской классики и сборники польской и итальянской поэзии удивили Вольффа. Он невольно восхитился Генкелем. С трудом оторвав взгляд от этого книжного великолепия, он продолжил свою "экскурсию". В углу стоял огромный музыкальный центр и рядом с ним этажерка с дисками. Насколько Тило помнил, всю свою внушительную музыкальную коллекцию Ян хранил в студии, поэтому эти, очевидно, особенные записи заинтриговали его. Присев на корточки, он принялся перебирать диски, которые все были сплошь коллекционными дорогими изданиями. Предпочтение было отдано классике и опере, что безмерно поразило Вольффа. При нем Ян никогда не упоминал о своей любви к подобной музыке, однако, судя по слегка стертым картинкам, эти диски прослушивались чаще остальных, о чем свидетельствовало и их количество. Еще там обнаружились такие группы, которые были известны всем, начиная от Pink Floyd и Led Zeppelin и заканчивая Nightwish и System of a Down. Самая верхняя полка... Тут Тило удивленно моргнул, и его губы сами собой растянулись в улыбке. Полная дискография Lacrimosa, где он обнаружил абсолютно все, что было выпущено группой. Диски не были упорядочены, как остальная коллекция, а стояли, видимо, в порядке от самых любимых и дальше. Рисунки на обложках были потерты сильнее всего, и Тило буквально увидел перед глазами Яна, задумчиво перебирающего их один за одним. Внутри у него разлилось непонятное тепло. Проглядывая полочки, он не заметил нигде групп, с которыми Ян работал помимо Lacrimosa, и был приятно удивлен, что Генкель так выделил его творчество для себя. В последний раз взглянув на диски, Тило обернулся. Под большим окном, единственным в этой комнате, стоял огромный дубовый письменный стол, заваленный различными бумагами. Стопки корреспонденции, папки с нотами, наброски музыки, различные договора... Внимание Вольффа привлекли несколько фотографий в резных рамках. На первой была изображена улыбчивая пожилая пара, стоящая у раскидистого дуба. Вглядевшись в черты лица мужчины, Тило понял, что это были родители Яна. Он попытался припомнить, говорил ли Генкель о них, но потерпел фиаско. Как-то раз он спросил у друга про его семью, однако Ян уклонился от ответа, а больше он и не спрашивал. Знал, что друг живет один и что у него никогда не было постоянной девушки. Наверное, ни одна не смогла выдержать бешеный темп жизни мужчины, как не выдержала и Эрика... На второй фотографии Тило узнал близкого друга Яна, Бернарда, с которым он как-то познакомился, столкнувшись в гостях у Генкеля. С третьей фотографии ему улыбались и махали молодые Ян и Манне на фоне своей студии. Взглянув на мелкие цифры, Тило понял, что фото было сделано давно, еще задолго до вступления Манне в коллектив Lacrimosa, видимо тогда, когда они основали студию. А при взгляде на четвертое фото, на лицо немца снова вернулась широкая улыбка. Это фото было ему прекрасно знакомо. Тщательно скрываемая от публики, эта фотография была у каждого из участников группы, где весь "золотой", как называл его про себя Тило, состав в Польше. Все дурачатся и корчат смешные гримасы. Это была идея Йенца - сделать такое фото на память, отличающееся ото всех обычных. Ну точно, оно. Йенц, Саша, Манне, Энн и они с Яном. Рядом с фотографиями лежала раскрытая толстая тетрадь-блокнот в кожаном переплете. Не удержавшись, он заглянул в исписанную четким почерком друга страницу. Глаза выхватили из текста несколько строк:
**.**.***, вторник. Мое Одиночество
... Сегодня звонила Лиз и сказала, что уходит. Не удивлен. По этому поводу эмоций не испытываю, все равно ни к одной женщине из этой бесконечной череды я не чувствовал ничего сильнее легкой симпатии. Но внезапно я понял, что снова буду приходить в пустой и холодный дом. Снова один ...
Тило отступил назад. Его дневник...Вольфф всегда думал, что его друг крайне самодостаточен, потому что тема одиночества обсуждалась ими не раз, особенно в процессе написания песен, но ни разу Ян не говорил о том, о чем Тило только что прочел в блокноте. Внезапно ему пришло в голову, что он, несмотря на более чем 15 лет крепкой дружбы, мало что знает о человеке по имени Ян-Петер Генкель. Задумавшись, он как ни старался, не мог вспомнить, где и как они познакомились, словно он был в его жизни с самого начала. Ян действительно был одним из самых первых участников группы, записал практически все альбомы, кое-где помогал Вольффу с музыкой, будучи крайне одаренным музыкантом, делал интересные яркие аранжировки, продюссировал Lacrimosa, попутно занимаясь и множеством других проектов. Тило вспомнил свое восхищение и благоговение перед ним в самом начале их дружбы, когда осознал, сколько всего берет на себя Ян и сколь успешно же с этим всем и справляется. Они проводили много времени вместе, не только по делам группы, но и просто, коротая часы в бильярде, барах... Через многие испытания прошла и их дружба, Тило, казалось, знал про Яна буквально все, а сейчас, он понимал, что не знал ничего. Ему открылись те стороны души и характера друга, про которые тот не упоминал, а Тило и не спрашивал, не считая важным, но сейчас...
Часы за его спиной громко пробили восемь раз. С сожалением окинув взглядом комнату, Тило вышел, аккуратно прикрывая за собой дверь. Конечно, Ян не запрещал ему заходить в кабинет, но Вольффа не покидало чувство, что он заглянул куда-то в очень личное пространство, не предназначенное для посторонних глаз. Недаром дверь в кабинет всегда была закрыта, и Ян, показывая ему в первый раз дом, обошел кабинет стороной. Сейчас ему казалось, что он узнал за час о своем друге столько же нового, сколько знал до этого старого. Генкель, будучи крайне разносторонним, эрудированным и интересным собеседником, мог поддержать любую тему, но редко говорил о себе. Яна всегда отличала скромность и даже застенчивость, некая замкнутость, чем он нередко напоминал Вольффу самого себя. Ян не любил шумные вечеринки, хотя всегда на встречах с фанатами да и вообще на публике много улыбался, шутил, но Тило знал, что за этим он скрывает свой дискомфорт. На концертах он полностью отдавался музыке, ему нравилось быть на сцене, ловить восхищенные взгляды фанатов, но он всегда держался несколько скованно, в отличие от того же Йенца, или самого Тило, которые чувствовали себя перед публикой абсолютно открыто и непринужденно.
Внезапно ему захотелось что-то сделать для друга. Не то что даже отблагодарить, а просто удивить и порадовать того. Перебирая в уме различные варианты, Тило подошел к окну, вглядываясь в темноту улицы. Дождь так и не перестал, а сейчас и вовсе усилился. Слышел был вой ветра. Тило непроизвольно поежился, вспомнив свои вчерашние прогулки. Решение пришло внезапно и было таким простым, что Тило удивился, как это сразу не пришло ему в голову. Время у него, по идее, еще есть, значит можно попробовать. Быстро поднявшись наверх, разыскал в шкафу свитер потеплее. В холле натянул ветровку друга, решив, что сегодня можно и пренебречь имиджем. Кто его там увидит в такую погоду. Схватив из подставки зонт, а с потайного крючка запасные ключи, Тило выскользнул на улицу. К счастью, до ближайшего супермаркета было рукой подать и уже через 5 минут он шагал с тележкой мимо стеллажей с продуктами. Не обращая внимания на взгляды, которые кидали на него немногочисленные посетители, он быстро выбрал все необходимое, расплатился и отправился обратно. Войдя и обнаружив, что друг все еще не приехал, Тило улыбнулся и поспешил на кухню. Зная, как Ян уважает вкусную еду, Тило решил приготовить тому на ужин его любимый запеченный картофель с говядиной и свининой под винным соусом. Благодаря отменному знанию немецкой кухни, Вольфф ловко пожарил мясо, нарезал тонкими кружками картофель, укладывая его вместе с мясом на противень, полил все это сверху соусом из белого и красного вин, найденных в баре друга, и отправил все это великолепие в духовку. Через полчаса кухня наполнилась запахом запеченного мяса. Тило как раз успел разжечь камины в гостиной и спальнях и все прибрать на кухне, когда услышал, как открылась входная дверь. Пряча улыбку, он вышел в коридор.
- Привет, - окликнул он Яна, занятого борьбой с мокрой курткой, протягивая руку для рукопожатия.
- Привет, привет, - рассеяно отозвался тот, пожимая руку Тило и снова возвращаясь к куртке. Тило хмыкнул, наблюдая за его стараниями.
- Как день?, - поинтересовался он, увидев, что друг наконец освободился.
- Неплохо. Успел все, что планировал, теперь впереди дней пять отдыха..., - Ян мечтательно улыбнулся. - А ты чем занимался?
Его вопрос застал Тило врасплох, ему вовсе не хотелось признаваться другу, что он, скажем так, устроил себе "экскурсию".
- Да я и проснулся-то не особо давно, - при этих его словах Ян вздохнул, подавив зависть. - Немного... Ммм, прогулялся.
- Ну сегодня, смотрю, зато с зонтом, - усмехнулся Ян, указывая глазами на мокрый зонт, на что Вольфф ответил улыбкой. - Ладно, сейчас приму душ и приготовлю нам ужин, - сообщил Генкель, проходя в гостиную. Там его настиг запах, выплывающий с кухни, и он повернулся к вовсю улыбавшемуся приятелю, но тот опередил его:
- Я уже все приготовил, - сообщил он удивленному другу. - Давай, приводи себя в порядок и спускайся.
- Только не говори, что решил обеспечить себе профессию, помимо группы, и теперь отбиваешь у Шарлотты ее законное место. А то даже камин, я смотрю, разжег...
- Именно так, - засмеялся Вольфф, выходя из гостиной.
Ян проводил его взглядом, поднимаясь по лестнице на второй этаж. Зайдя в спальню, он остановился на пороге, не веря своим глазам. Кровать была аккуратно застелена пледом, книга снова лежала на тумбочке. Его одежда, которую он бросил днем посреди ковра, торопясь в студию, сложенная, висела на спинке кресла а в углу горел камин, наполняя комнату теплом. Он прошел к креслу и устало рухнул в него, прикрывая глаза. В голове кружились воспоминания о том, как он входит в дверь, а повсюду царит оглушающая тишина. Особенно зимой. Дом встречал его холодом и пустотой. Эта картинка сменилась другой. Вот Лиз/Хельга/Бриджит (все его подружки были похожи одна на другую как капли воды в реке) сидит на диване, щелкая пультом перед огромным плазменным экраном. Почти никогда они не выходили встречать его, а ужин всегда готовила перед уходом Шарлотта. И никто не разжигал камин в его спальне, специально для него. И он сам шел, включая музыку или телевизор, чтобы только избавиться от опутывающей тишины, закидывал дрова в камин... Сегодня все было по-другому. Абсолютно наоборот. В последний раз такое было... Еще когда была Лаура. Безумно давно. В другой жизни...
Ян был очень рад приезду друга. Такие, казалось бы, простые, вещи тронули его до глубины души.
Дверь тихо открылась и в комнату заглянул Тило.
- Дружище, ты долго еще?, - спросил он и осекся под взглядом Генкеля. - Что-то не так? Что случилось?
- Все хорошо, - ответил тот, подавив в голосе горькие нотки. Тило же ничего не знал. - Я скоро.
Глаза Вольффа недоверчиво сверкнули, но он все же кивнул и исчез, а Ян прошел в ванную, отодвинув все подобные мысли на полочку "подумать позже".
Пока Генкель принимал душ, внизу на кухне Тило раскладывал по тарелкам ужин, теряясь в догадках. Этот тяжелый взгляд был ему хорошо знаком и говорил о том, что на уме у человека отнюдь не светлые мысли. Что же могло случиться за то короткое время, пока Ян был наверху? Так и не придя ни к какому решению, он закурил, выпуская дым в форточку. Сигарета уже почти потухла, когда в отражении темного стекла он увидел, что друг входит на кухню.
- Ого! Мой любимый картофель!, - его голос звучал вполне весело и искренне.
Тило потушил сигарету, поворачиваясь к нему.
- Да, вот решил не дать тебе умереть с голоду. Ну а выбор напитка я оставляю за тобой, - при этих словах Ян ухмыльнулся и картинно развел руками.
- Ну, раз уж такое дело, придется посвятить тебя в мой маленький секрет, о котором пока не знает даже постоянный гость - Манне. Пойдем, - он махнул Вольффу рукой, приглашая следовать за ним. Заинтригованный, Тило поспешил за другом.
Они прошли в кладовку, спустились вниз по небольшой винтовой лесенке в подвал, где Ян, хитро улыбаясь, поманил его куда-то в темный проем. Щелкнул выключатель и взгляду Тило предстало целое небольшое винохранилище.
- Я оборудовал его недавно, захотелось вдруг, - донесся из-за его спины до него голос приятеля. - Не могу сказать, что здесь сплошь коллекционные вина, но есть парочка действительно интересных и дорогих экземпляров. Ну как?
- Это просто... просто восхитительно, - выдавил из себя Вольфф. - На самом деле... Черт... Завидую тебе дикой завистью. Это же мечта! Все сам собираюсь уже лет пять, не меньше, но руки никак не доходят..., - пробормотал он, любуясь тусклым блеском бутылок, уже основательно покрытых пылью. Видимо, Ян немного преувеличивал, с "недавно".
- Судя по твоей реакции, не зря старался, - улыбнулся Генкель, подходя к нему с двумя бутылками в руках. - Что скажешь?, - поинтересовался он, передавая бутылки в руки Тило.
Тот взглянул на них, быстро определяя, что перед ним.
- Шардоне 89 и Бордо 90 года, верно? Великолепный выбор, Ян. Тебе не жаль?
Друг удивленно вскинул брови.
- Жаль?, - переспросил он в замешательстве.
- Вино пятнадцатилетней выдержки пить просто так..., - Тило смутился.
- Да брось ты, - рассмеялся Генкель. - Затем я все это и приобрел. Не смотреть же на них годами в конце концов. "Да и день сегодня такой, что не просто так" - пронеслась в его голове шальная мысль. - В общем, решено. Идем, иначе все остынет, - бодро подвел он итог, пропуская вперед Тило, чтобы погасить свет перед выходом.
На кухне друзья, вытерев бутылки, разлили по бокалам прохладное вино и приступили к ужину. Каждый из них молчал, думая о своем, но это молчание вовсе не было напряженным и негативным, а скорее даже наоборот, весьма спокойным и уютным. Когда все было съедено и первая бутылка подошла к концу, Ян предложил переместиться в гостиную к камину вместе с оставшимся вином, а посуду оставить на завтра. Его предложение было встречено Тило с огромным энтузиазмом, и уже через пару минут они, открыв вторую бутылку, вошли в гостиную. Вольфф, которым после сытного ужина и превосходного вина овладело непонятное настроение, опустился прямо на мягкий ковер, привалившись спиной к дивану. Ян хмыкнул, увидев такой подход, но последовал его примеру. В камине тихо потрескивали дрова, перекрывая рев ветра и шум дождя за окном. Каждый из них думал о другом. Ян был искренне рад присутствию друга, а у Тило из головы не шли те строки из блокнота, которые он видел сегодня в кабинете. Он был доволен тем, что Ян оценил его старания и ощущал непонятную радость потому, что сегодня вечером друг не чувствовал того, о чем писал несколько дней назад. Сегодня он словно открыл этого человека заново, а его собственные проблемы отошли куда-то на второй план. Конечно, Тило был удивлен этим, но уж точно не жалел.
Говорить не хотелось, но нельзя же было молчать вечно.
- Спасибо за ужин и за... За все, - тихо произнес Ян, первым нарушив молчание.
- Тебе спасибо, - так же тихо ответил Вольфф, думая, что понимает, о чем "всем" сейчас говорил друг. Легка улыбка появилась на его лице, пока он наблюдал за тем, как Генкель разливал в бокалы вино и протягивал ему один. Он залюбовался длинными изящными пальцами Яна, пока тот вертел бутылку, наливал вино. Внезапно захотелось дотронуться до них. С невозмутимым видом он принял бокал, который Ян протягивал ему, но, забирая его, всего на миг легко прикоснулся к его руке, накрывая кончики пальцев. Внутри что-то дрогнуло, и он почувствовал легкий холодок где-то под ребрами. Ян налил себе бокал, глядя в пламя камина с абсолютно спокойным лицом, хотя в голове уже всплыла вчерашняя ночь и одеяло, сползшее на пол, открывшее ему идеальный силуэт. Уже знакомая волна прокатилась внутри.
Больше они не сказали друг другу ни слова, пока допивали вино, оба погруженные в свои мысли. Каждый из них чувствовал, что происходит нечто необычное, возможно, даже, неправильное, но прогнать мысли о том, кто сидел рядом, они не могли. И только во втором часу ночи они разошлись по спальням, кивнув друг другу. Сегодня, в противовес вчерашней тревожной ночи, каждый из них засыпал с легкой искренней улыбкой на лице.

to be continued


--------------------
близка к искусству, но далека от прекрасного (с)
Вставить ник | Цитата
Репутация:   3  
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Dalia
сообщение 8.01.2011 - 21:11
Сообщение #2


Проходимец
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 3
Регистрация: 2.01.2011
Из: Энгельс



Очень хорошо написано! Прям аж чувствуются и холодный дождь и тепло и уют)) Спасибо! Надеюсь продолжение будет скоро))
Правда есть некоторые ошибки:
Цитата
Нехотя приоткрыв глаза, взглянул в окно и краем глаза заметил в кресле фигуру друга. Ян спал, на полу рядом с ним валялась упавшая книга.

Я тут слегка запуталась где спал Ян: на полу или в кресле. А так все очень понятно и хорошо написано))
Вставить ник | Цитата
Репутация:   0  
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Воо
сообщение 9.01.2011 - 01:50
Сообщение #3


Посетитель
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 29
Регистрация: 17.07.2009
Из: Россия, Москва



в кресле в кресле)
еще б он в своем то доме да на полу спал))

Сообщение отредактировал Воо - 9.01.2011 - 01:50


--------------------
близка к искусству, но далека от прекрасного (с)
Вставить ник | Цитата
Репутация:   3  
Go to the top of the page
 
+Quote Post
a kappella
сообщение 10.01.2011 - 08:49
Сообщение #4


Хранитель традиций
Иконка группы

Группа: Администраторы
Сообщений: 7591
Регистрация: 5.05.2007
Из: такого места, откуда не возвращаются



Цитата(Воо @ 8.01.2011 - 17:59) *
Каждый из них чувствовал, что происходит нечто необычное, возможно, даже, неправильное, но прогнать мысли о том, кто сидел рядом, они не могли.

Ну, правильно )) от женщин обычно уходят... к друзьям biggrin.gif


--------------------
Личный Апокалипсис - штука крайне неприятная, особенно когда она превращается в А-капеллипсис
(с)
Вставить ник | Цитата
Репутация:   66  
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Воо
сообщение 10.01.2011 - 12:08
Сообщение #5


Посетитель
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 29
Регистрация: 17.07.2009
Из: Россия, Москва



ну всякое бывает)))
вовремя подвернулись)


--------------------
близка к искусству, но далека от прекрасного (с)
Вставить ник | Цитата
Репутация:   3  
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Dalia
сообщение 10.01.2011 - 19:51
Сообщение #6


Проходимец
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 3
Регистрация: 2.01.2011
Из: Энгельс



Кстати неплохо было бы написать в начале, что это слэш. А то некоторые могут быть неприятно удивлены. smile.gif
Вставить ник | Цитата
Репутация:   0  
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Воо
сообщение 10.01.2011 - 22:11
Сообщение #7


Посетитель
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 29
Регистрация: 17.07.2009
Из: Россия, Москва



Цитата(Dalia @ 10.01.2011 - 20:51) *
Кстати неплохо было бы написать в начале, что это слэш. А то некоторые могут быть неприятно удивлены. smile.gif


там уже нельзя редактировать(


--------------------
близка к искусству, но далека от прекрасного (с)
Вставить ник | Цитата
Репутация:   3  
Go to the top of the page
 
+Quote Post
a kappella
сообщение 10.01.2011 - 22:42
Сообщение #8


Хранитель традиций
Иконка группы

Группа: Администраторы
Сообщений: 7591
Регистрация: 5.05.2007
Из: такого места, откуда не возвращаются



Воо, напишите мне в личку или сюда что надо, я вставлю.


--------------------
Личный Апокалипсис - штука крайне неприятная, особенно когда она превращается в А-капеллипсис
(с)
Вставить ник | Цитата
Репутация:   66  
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Воо
сообщение 11.01.2011 - 00:06
Сообщение #9


Посетитель
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 29
Регистрация: 17.07.2009
Из: Россия, Москва



Цитата(a kappella @ 10.01.2011 - 23:42) *
Воо, напишите мне в личку или сюда что надо, я вставлю.


напишите сверху тогда пожалуйста

Категория: слеш
Жанр: romance
Рейтинг: R
Тило Вольфф/ ДжейПи Генкель

спасибо

Цитата(Dalia @ 10.01.2011 - 20:51) *
Кстати неплохо было бы написать в начале, что это слэш. А то некоторые могут быть неприятно удивлены. smile.gif


ну вот вроде есть)
спасибо доброй администрации


--------------------
близка к искусству, но далека от прекрасного (с)
Вставить ник | Цитата
Репутация:   3  
Go to the top of the page
 
+Quote Post
WitchKa
сообщение 9.02.2011 - 06:29
Сообщение #10


Общеизвестный деятель
Иконка группы

Группа: ЛакриФаны
Сообщений: 1991
Регистрация: 27.03.2007
Из: Воронеж



Очень понравилось! Написано просто классно!!)) Жду продолжения! smile.gif


--------------------
Когда летишь вниз головой с моста - понимаешь, что все твои проблемы имеют решение. Кроме одной: ты, блин, летишь вниз головой с моста! (с)из интервью выжившего самоубийцы
Вставить ник | Цитата
Репутация:   24  
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Армида
сообщение 9.02.2011 - 21:39
Сообщение #11


Постоялец
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 42
Регистрация: 20.06.2008
Из: Орехово-Зуево



потрясающе!!! 2.gif
очень-очень понравилось)
после прочтения остались такие теплые впечатления)так стало уютно)прям словами не передать)
ждем продолжения))
Вставить ник | Цитата
Репутация:   1  
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Воо
сообщение 9.02.2011 - 21:48
Сообщение #12


Посетитель
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 29
Регистрация: 17.07.2009
Из: Россия, Москва



спасибо, девчонки.
оно кстати есть уже написанное примерно такой же кусочек, но в рукописном виде.
соберусь на выходных, перепечатаю и выложу, раз нравится)

п.с. важное слово *тепло*. я рада. именно это я и стремилась показать. они именно такие и есть.


--------------------
близка к искусству, но далека от прекрасного (с)
Вставить ник | Цитата
Репутация:   3  
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Воо
сообщение 21.02.2011 - 01:11
Сообщение #13


Посетитель
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 29
Регистрация: 17.07.2009
Из: Россия, Москва



Утром Ян проснулся рано, чувствуя себя удивительно отдохнувшим, несмотря на то, что вчера они с Тило легли довольно поздно. Тило... С того самого момента, когда Ян вернулся домой и увидел, что сделал для него немец в его отсутствие, тот занимал все мысли музыканта. Ян и сам себя не понимал, все происходящее казалось ему каким-то сюрреалистичным. Их многолетняя дружба словно отошла на второй план, он словно узнавал Вольффа заново. Всего два дня перевернули с ног на голову все его представления об этом человеке. Ян не предполагал, что такое может случиться, что он увидит Тило таким, как позавчера, что без своих масок он становится другим человеком, хотя за годы неплохо узнал Вольффа, но недаром говорят, что чужая душа - потемки. Раньше Генкель скептически относился к этому высказыванию, полагаясь лишь на то, что видит он сам, однако теперь признавал обратное. Да и то, что происходило с ним самим, Ян тоже не мог себе объяснить. Почему теперь присутствие Вольффа стало так на него действовать? И его вчерашнее прикосновение... Ян чувствовал, что происходящее выходило за рамки, понимал это, но почему-то ему хотелось продолжать. Общество друга и разбередило старые раны, и пролило на них исцеляющий бальзам одновременно. А может быть, он просто устал постоянно быть один. Одинокий среди друзей, среди коллег по работе...Вольфф, сам того не зная, вернул его в прошлое. В то далекое прошлое, где он был так безгранично счастлив и которое безумно хотел похоронить, забыть навсегда, стереть из памяти и то счастье и ту боль... Внезапно возникнув на пороге его дома не просто на стаканчик виски или обсуждение нового альбома, и даже не на пару дней ночевки, чтобы не спать на жестких диванах студии, а убегая от самого себя, Тило напомнил Яну его самого, разрушил его одиночество, вошел в его уединение, не нарушив, но вписавшись в него, вытащил на поверхность то, что Генкель долгие годы пытался запереть на задворках сердца, пребывая в полной уверенности, что ту стену, которую он выстроил вокруг себя никто не сможет разрушить, и только он сам будет допускать к себе людей ровно настолько, насколько он сам захочет. Ближе всех к нему стояли его близкие друзья и Тило в их числе, но пару дней назад он сам, неожиданно для Генкеля, "допустился" туда, где до него был только один человек...
Вынырнув из воспоминаний, Ян поднялся и подошел к окну, отодвигая тяжелые шторы. Серые тучи ушли, и с неба ему улыбался яркий диск солнца, отражаясь в миллиардах капель утренней росы. Решение, как провести день, пришло моментально. Зря вообще многие думают, что известные люди спят до полудня, а потом до полуночи проводят время в увеселениях и развлечениях, ох зря. Конечно, отдых, но в кабинете его ждет гора работы, пусть и не требующей его присутствия в студии, но тем не менее довольно важной. Именно поэтому чаще всего Генкель даже в выходные проводил время, решая дела бизнеса. Но сегодня он решил забыть обо всем и провести день так, как он хочет, а не как должен. В конце концов он уже не тот парень, который хватался за любую возможность, чтобы поддержать на плаву студию, отнимающую по первым порам практически все их с Манне доходы. Сейчас он может выбирать, а может и вообще отказаться хоть ото всех предложений, в изобилии поступающих ему ежедневно. Решено! Черт с ним со всем, заслужил же он себе полноценный отдых! Ян улыбнулся, отмахнувшись от мысли, что раньше он себе такого не позволял, и отправился в душ.
Через полчаса он уже тряс за плечо спящего Вольффа. Тот нехотя разлепил глаза, хмуро воззрившись на Генкеля.
- Я решил на весь день уехать из города и подумал, что было бы нечестно отдыхать, в то время как гости были бы брошены здесь, - с улыбкой объявил ему Ян.
- Это намек, что мне пора переехать в отель? - пробурчал Тило.
- Это намек, что ты сейчас встаешь и идешь собираться, а я жду тебя внизу. Даю тебе двадцать минут, - Генкель едва сдерживал смех, видя выражение лица друга.
- А это обязательно делать в.., - Тило отыскал глазами часы, - девять часов?
- Угу, - отозвался Ян, уже выходя из комнаты. - Так же обязательно, как поднимать нас в семь утра, когда мы легли в два, с заявлением, что пора работать и альбом не ждет, - дверь за ним захлопнулась, не давая Вольффу дать достойный ответ.
Тило мысленно уточнил, куда бы Ян мог пойти, после чего нехотя сполз с кровати и принялся собираться. Когда он спустился вниз, ему навстречу вышел Ян, нагруженный двумя пакетами.
- О, ты быстро. Можем ехать.
- Сначала можем и позавтракать.., - Тило осекся, потому что Генкель с хитрой улыбкой протянул ему пакет с термосом с кофе и бутербродами. - Это что? - тупо спросил Вольфф, глядя на друга.
- Завтрак, - невозмутимо отозвался тот, передавая Тило второй пакет.
- Ты издеваешься? - Тило не верил своим глазам.
- Нет, - донесся до него из холла голос Яна. - Давай в машину, я не хочу оказаться на месте к обеду.
- Шел бы ты.., - пробормотал Вольфф себе под нос, однако в ответ на это из двери показалась голова приятеля.
- Я все слышал, - усмехнулся он.
Тило только покачал головой, разглядывая содержимое второго пакета, в котором обнаружилась куча моркови и упаковка сахара.
- А морковь у нас, что, на обед? - ехидно поинтересовался он у Генкеля, пока тот закрывал дверь.
- Ну, если очень хочешь, можешь попробовать, - расхохотался Ян.
Вольффу пришло в голову, что он давно уже не видел всегда сдержанного и спокойного друга таким. Чаще всего, даже если он смеялся, в его глазах читалась задумчивость с легким оттенком грусти. Так было всегда, сколько он помнил их дружбу. Но сегодня его глаза светились, привычной уже погруженности в себя не было. Тило не стал спрашивать его, догадываясь, что и сам знает ответ. Настроение Яна передалось и ему, и он тихо хмыкнул, следуя к гаражу.
Скоро черный BMW уже мчался по улицам сонного Гамбурга к выезду из города. Когда городские окраины остались позади и им на смену за окнами автомобиля пришли ухоженные поля и рощи, выдержка изменила Вольффу.
- Ян, куда мы едем? - спросил он у друга, залюбовавшись профилем Генкеля.
- Имей терпение, - повернулся к нему Ян. - Увидишь. Я надеюсь, тебе понравится, - подмигнул он ему, вставляя в проигрыватель безымянный диск.
Салон заполнили первые звуки "Lichtgestalt". "Если ты не против?" - взглядом спросил он у Тило. Тот отрицательно покачал головой, не в силах сдержать улыбку, глядя на друга. Уголки губ Яна тоже поднялись вверх, когда он поймал взгляд Вольффа. Они смотрели друга на друга какие-то секунды, после чего Генкель вдруг резко отвел взгляд. Улыбка исчезла с его лица, сменившись привычным, официальным, как называл его про себя Тило, бесстрастно-нейтральным выражением. Вольфф с сожалением наблюдал за подобной метаморфозой, но не решился спросить или прокомментировать это. Слишком уж сильно друг сжал руль, показательно вглядываясь в пустынную загородную трассу.
- Что это за диск? - лениво поинтересовался он. - Я не помню, чтобы какой-то из наших альбомов так начинался...
- Любимые композиции, - немного резко ответил ему Ян, выключая магнитолу. - Неважно.
Внутри он понимал, что его поведение выглядит странно, но внезапно ему показалось, что он позволил себе больше, чем должен был, в общении с другом. Слишком открывается, сильнее чем за все время, и именно в таких мелочах, как его музыка или невозможность отвести взгляд и не улыбнуться, когда карие глаза смотрят так тепло и открыто. Зря он, наверное, затеял все это. Черт его дернул. Зачем решил посвящать Вольффа в свои секреты, которые, несмотря на тесное общение, хранил в тайне? То же винохранилище или то место, куда они направляются... С чего это желание? Он уедет и все будет как прежде и потом он еще пожалеет о том, что сейчас делает...
Его размышления прервало то, что Тило снова включил музыку. Он положил руку Генкелю на плечо, легко сжимая, заглядывая ему в глаза. Ян коротко взглянул на него, стараясь не выдать тому свое напряжение, и снова переключил свое внимание на дорогу. Тило с непонятным тихим вздохом убрал руку, откидываясь назад и прикрывая глаза. Какое-то время они молчали. Песни сменялись одна другую, порой удивляя Вольффа. О чем-то он знал: Ян часто при записи нового альбома выражал ему свое одобрение, но некоторые треки, особенно раннего периода их творчества, в том числе и несколько песен, которые они записали, но решили не включать в альбомы (речь идет о невыпущенных сразу композициях, которые позже войдут в альбом "Schattenspiel" - прим. автора), и которые звучали в студии всего несколько раз, действительно удивили мужчину. Он не мог не отметить, что Ян выбрал практически все те же песни, которые раз за разом прослушивал и он сам: о прошлом, о потерях, об одиночестве... Тило видел, что Ян был напряжен и задумчив, хотя и не понимал такой внезапной перемены в приятеле. Когда зазвучали первые ноты пронзительной "Not every pain hurts", которую он особенно любил за созвучие мотивам его собственной души, Тило с удивлением узнал немного измененную версию песни, записанную без вокала, только по личной просьбе Анне. Он сам не понял, что заставило его запеть. Ян удивленно взглянул на него и не смог удержаться от легкой улыбки. Тило тихо напевал слова, всегда пробирающие его до глубины души, когда внезапно к нему присоединился Генкель. Тило обернулся к другу, не веря своим ушам. У Яна был приятный мягкий проникновенный голос, но он всегда отказывался петь, хотя Вольфф не раз предлагал ему исполнять роль бэк-вокалиста вместе с Йенцем, но всегда получал неизменный лаконичный отказ. Ян вообще не любил выставлять себя на обозрение каким бы то ни было способом. В интернете практически нигде не было ни слова о его жизни или биографии, кроме упоминаний его имени в связи с группами, с которыми он работал, и альбомами, которые он продюссировал, в отличии от того же Манне, или Йенца, которые имели личные странички на MySpace или Facebook, активно общаясь с фанатами. Даже на сайте своей студии Ян написал те же слова, которые о нем можно было найти везде: composer, producer, engineer. И все. Тило как-то спросил его об этом, но Ян уклонился от ответа, пробурчав что-то о защите своей личной жизни. На этом тема закрылась. В конце концов Вольфф и сам никогда не говорил в интервью о своей жизни вне группы и работы, предпочитая отделываться стандартной фразой "Надеюсь, вы с пониманием отнесетесь к тому, что я не хочу предавать свою личную жизнь огласке", и прекрасно понимал Генкеля.
Последние аккорды отзвучали, и Тило почувствовал, что исчезло напряжение, царившее между ними последние минуты. Друг снова улыбался, как утром, и Вольфф ощутил, что внутри все словно бы потеплело от этой улыбки.
Скоро машина свернула с трассы, углубившись в лес. Тило донимало нетерпение, но он знал, что если Ян не сказал раньше, то не скажет и теперь. Однако уже через несколько минут его мучениям пришел конец, потому что машина выехала на огромную поляну и остановилась у больших ворот, выкрашенных красной краской.
- Приехали, - сообщил Ян, забрасывая взятые из дома пакеты в простой черный рюкзак.
Тило вышел из машины, наслаждаясь чистым воздухом и звонким пением птиц в высоких кронах деревьев.
- Ян, может ты теперь скажешь, куда мы приехали? - обернулся он к другу.
- Сейчас увидишь, - хитро улыбнулся тот, входя в калитку. - Идем.
Навстречу им из маленького домика вышел пожилой мужчина, а откуда-то сбоку из кустов выскочил золотистый лабрадор, громким лаем приветствуя вошедших.
- Доброе утро, Артур! - тепло приветствовал Ян мужчину, опускаясь на траву и обнимая пса, вовсю вилявшего хвостом.
- Герр Генкель, рад видеть. Давно вы к нам не приезжали, Роланд уже заскучал, - густым басом ответил старик, пожимая протянутую Яном руку.
- Работа, Артур, работа, - с сожалением отозвался Ян. - Все в порядке?
- Как и обычно, - улыбнулся мужчина, заинтересованно разглядывая Тило.
Ян проследил за его взглядом.
- Ах да, знакомьтесь. Тило Вольфф. В дальнейшем представлении не нуждается, - усмехнулся он, кивая в сторону Вольффа. - Тило, - обернулся он к другу, - это герр Леманн, Артур Леманн, смотритель здешних мест.
- Очень приятно, - пожимая твердую руку сторожа, сказал Тило, которому понравился крепкий старик.
- Взаимно, герр Вольфф, взаимно, - улыбнулся тот ему. - Неужели, тот самый?..
Тило, не зная, что ответить, смутился тому, что даже здесь его узнают.
- Да, тот самый, - спас положение Генкель, видя замешательство друга. - Потом поговорите. Если ты не против, Артур, я хотел бы отправиться прямо сейчас. Если разрешишь, мой друг возьмет Ориона...
- Конечно, герр Генкель. Вам нужно что-нибудь?
- Нет, спасибо, - мягко ответил Ян, подхватывая рюкзак. - Отпустишь Линду с нами?
- Да. А как же иначе. Ее же не удержать будет теперь, - добродушно усмехнулся сторож, подмигивая им.
Почему-то у Тило неприятно кольнуло в груди. Зачем Ян взял его с собой, если собирался провести время с какой-то из своих подружек, да и еще, судя по словам Артура, влюбленной в него по уши, раз не может усидеть на месте, когда Генкель появляется здесь? Или хотя бы мог спросить, сказать... А он-то, дурак, уже навоображал себе непонятно чего...
Тем временем Ян уже шел по направлению к длинному крытому сараю, видневшемуся за деревьями.
- Тило, идем, - крикнул он, махнув Вольффу рукой.
Тило последовал за приятелем, твердя себе под нос, что надо быть спокойнее. Почему-то настроение исчезло, уступая место растущему раздражению.
- Что случилось? - поинтересовался Ян, когда друг поравнялся с ним. - Твое выражение лица говорит само за себя...
- Ничего, - буркнул Вольфф. - Ну и где эта твоя?
- Кто?, - удивился Ян.
- Линда! Мог бы и предупредить, что хочешь провести день, гуляя со своей подружкой. Я бы отлично провел время и в городе, по крайней мере не чувствуя себя третьим лишним.
С минуту Генкель смотрел на него непонимающим взглядом, а потом громко расхохотался.
- Боже, Вольфф, с ума сойти можно, - выдавил Ян, сгибаясь от хохота. - Знакомься, - он указал рукой на пса, радостно вертевшегося у его ног, - Линда..., - и он снова зашелся смехом.
Тило посмотрел на прислонившегося к стене друга, сотрясающегося от хохота, потом на лабрадора, потом опять на Яна и опять на лабрадора, а в следующий миг и сам не смог удержаться от смеха, понимая, как глупо он выглядит. К тому же Ян обладал удивительно заразительной манерой смеяться, и, секунду спустя, Вольфф уже вовсю хохотал вместе с другом.
Отсмеявшись, Ян неожиданно серьезно смерил Тило долгим взглядом:
- Я уже провожу свой день так, как хочу, и именно с тем человеком, с которым хочу, - тихо сказал он Вольффу, отворачиваясь от него и скрываясь за дверью здания.
Но Тило успел заметить то же самое выражение лица, которое, спустя секунды, Ян попытался скрыть от него в машине. В животе пробежал непонятный холодок волнения, но Вольфф не стал придавать ему значения и вошел в ту же дверь, где скрылся друг.
Конюшня! Тило стоял, не веря своим глазам. Странно, что он не догадался раньше, хотя тут не сильно ощущался привычный для таких мест запах, было светло и уютно. В голове сразу всплыли воспоминания из детства: вот они с отцом на ипподроме и маленький Тило не может оторвать взгляд от белоснежного пони, вот они в саду и мама с папой подталкивают его к его собственному жеребенку, вот он с другом мчится вперед по тенистой аллее... Боже, как давно. Когда семья переехала в Швейцарию, о верховой езде пришлось забыть: у отца начались финансовые проблемы да и сам переезд отнял немало. А потом была Lacrimosa, времени уже не оставалось ни на что, и, постепенно, Вольфф забыл об этом. А сейчас в груди росло необъяснимое волнение, восхищение и предвкушение.
Придя в себя, он поспешил к дальнему концу здания, где скрылась высокая фигура приятеля.
Великолепный вороной жеребец встретил их тихим ржанием. Ян скинул рюкзак прямо на земляной пол, усыпанный сеном, и шагнул в загон, обнимая коня за шею. Тот тыкался носом ему в ладони, фыркая и перебирая ногами. Тило наблюдал словно за встречей старых близких друзей, что было недалеко от истины. Друг выглядел удивительно расслабленным и умиротворенным, на его лице расплывалась счастливая искренняя улыбка, а от всегдашней замкнутости не осталось и следа - абсолютная открытость и тепло словно обволакивали Генкеля.
Ян отступил, роясь в рюкзаке и извлекая оттуда морковь и сахар. Поднявшись, он заметил Вольффа, привалившегося к стене и наблюдавшего за ним. В его глазах мелькнуло что-то, похожее на смущение.
- Это он - Роланд? - тихо спросил Тило.
- Да, - ответил друг, подавая коню угощение.
- Ты никогда не рассказывал об этом...
- Да, - опять последовал короткий ответ.
Немного помолчав, он продолжил:
- Это давняя история, - он сделал паузу, погрузившись в себя.
Потом снова поднял взгляд на Вольффа, машинально поглаживая Роланда, которому явно нетерпелось отправиться на прогулку.
- Надеюсь, это были приятные мысли, - серьезно сказал Тило, глядя ему в глаза.
Ян коротко кивнул, отворачиваясь от него.
- Возьми рюкзак, - глухо сказал Генкель, - Орион тебе, - он махнул на соседнюю загородку, где стоял молодой гнедой жеребец. - Я сейчас помогу...
- Не нужно, - прервал его Тило, - я сам. Я провел в седле детство.
Генкель только пожал плечами и молча вышел, ведя за собой коня.
Оставшись один, Тило подошел к Ориону, который немного настороженно разглядывал чужака. Вольфф порылся в рюкзаке, доставая оттуда морковь, и по очереди протянул их коню. Животное прянуло ушами, подходя ближе, и мягкими губами забрало с ладони мужчины угощение. Тило усмехнулся и потрепал коня по шикарной гриве, чувствуя себя словно вернувшимся в прошлое. Предвкушение, даже азарт уже заполняли его. Он седлал коня, но в мыслях его стояло лицо друга. Тило никогда бы не подумал до вчерашнего дня, что наравне с сильным успешным человеком, бизнесменом, талантливым музыкантом в его друге живет другой человек, который тоже одинок и которого он совсем не знает. Ни разу за всю их дружбу, даже когда было более чем тяжело, Ян ни разу не показывал слабости, что неизменно восхищало Вольффа. Сколько еще есть у Яна тайн, играющих большую роль в его жизни, о которых никто не догадывается?
Его отвлекло от размышлений ржание Ориона, который нетерпеливо перебирал ногами. Вольфф решил отбросить все мысли на потом, наслаждаясь моментом и не желая упускать ни единой его минуты.
Выйдя на улицу, он увидел Яна. Друг сидел, привалившись спиной к стволу огромного дуба и курил, глядя вдаль. Рядом с ним гулял Роланд.
- А вот и мы, - сообщил Тило, подходя к нему и ведя под уздцы Ориона.
- Поладили, значит, - ухмыльнулся Ян, поднимаясь ему навстречу. Он снова был невозмутим и собран. Все же Генкель более чем хорошо умел владеть собой, что не раз укреплял в себе долгие годы, но сейчас с Вольффом ему было все труднее держать себя в руках, что не могло оставаться незамеченным для Тило и тревожило Яна сильнее, чем тому хотелось.
- А могли не поладить?
- Ну, я не сказал тебе сразу... Орион не любит чужаков, - Ян выдержал красноречивую паузу, подходя к Роланду.
- Вот как, - протянул Вольфф, пристально разглядывая друга. - Однако, я думаю, что все хорошо, -ответил он в тон приятелю, вскакивая на коня.
Ян покачал головой, подхватывая рюкзак, и буквально взлетел в седло отточенным движением. Тило невольно восхитился его грацией и манерой держаться.
Медленно они выехали за ворота: Линда носилась вокруг них, громко лая, Роланд и Орион стригли ушами, готовые в любую секунду сорваться с места. Тило глубоко вдохнул, прикрывая глаза. Это чувство, уже забытое, но такое родное и неописуемое... Последний раз он ездил верхом больше двадцати лет назад...
- Где ты научился верховой езде? - поинтересовался Ян, оборачиваясь к нему.
- Еще в детстве. Меня учил отец.
- Ты тоже никогда не упоминал об этом.
- Ты не спрашивал, да и случая не представлялось, - пожал плечами Тило.
- Ты тоже, - парировал Генкель.
- А если бы я спросил раньше, ты бы рассказал?
- Нет. Думаю, нет, - ответил Ян, пуская коня шагом.
- Вот видишь, - Тило тихо хмыкнул, следуя за ним. - Знаешь.., - он задумался, не зная, как лучше выразить то, что вертелось в голове.
Ян молчал, ожидая продолжения.
- Мне кажется, что, хотя с одной стороны я знаю тебя почти всю жизнь, но с другой... Будто не знаю вообще, я уже говорил. Почему-то за последние дни я вижу в тебе то, чего не замечал раньше. Я не могу объяснить...
- Я тоже, - просто ответил Генкель после недолгого молчания.
- А почему...
Ян не дал ему договорить.
- Давай за мной! - крикнул он Вольффу, заставляя Ориона сорваться с места в галоп.
Тило пару секунд смотрел ему вслед, после чего натянул поводья и бросился догонять друга.


--------------------
близка к искусству, но далека от прекрасного (с)
Вставить ник | Цитата
Репутация:   3  
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Армида
сообщение 21.02.2011 - 22:42
Сообщение #14


Постоялец
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 42
Регистрация: 20.06.2008
Из: Орехово-Зуево



Продолжение будет?))
Прям жду не дождусь,очень нравится как выпишете)Так просто и красиво) happy.gif
Вставить ник | Цитата
Репутация:   1  
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Воо
сообщение 21.02.2011 - 23:05
Сообщение #15


Посетитель
**

Группа: Пользователи
Сообщений: 29
Регистрация: 17.07.2009
Из: Россия, Москва



будет-будет)
как только пробные егэ пройдут
спасибо за поддержку
без нее никуда)
там рукописно написано ого-го
проблема сюда перенести, но я постараюсь
rolleyes.gif wub.gif


--------------------
близка к искусству, но далека от прекрасного (с)
Вставить ник | Цитата
Репутация:   3  
Go to the top of the page
 
+Quote Post

2 страниц V   1 2 >
Reply to this topicStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 

Текстовая версия Сейчас: 21.11.2019 - 12:48
IP.Board Skin Developed By Creative Networks
Rambler's Top100