Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Рейтинг 0
25 страниц V   1 2 3 > » 

2015-07-24 Представление о направлении

Автор: Animus Ater, 24.07.2015 - 07:54 in L'essentiel

Когда накатывают приступы мереологического нигилизма (каждый предмет или понятие состоит из частей, и только о минимальных составных частях можно говорить), желание разобрать раздражающее тебя понятие до его физической основы, тогда же и вспоминаешь о том, что мир делим настолько, насколько мы сами его поделили, а уж мы-то способны делить его до бесконечности, до отсутствия, и потом говорить, что мы его сами и выдумываем из пустоты. Что мы властвуем в царстве между двумя бесконечностями, двумя "великими пределами" бессмыслицы. Что это не царство, а тюремная камера, т. к. мы придумали, что настоящее рабство - это свобода, которую нельзя ни доказать, ни опровергнуть, и нам кажется, что свободен лишь тот, кто сам ограничивает другого, а раз мы, вроде бы, никого не ограничиваем, значит что-то ограничивает нас. Может быть, мы сами, это не важно, важен "синтаксис" мышления, представляющийся априорным. И думается, что чтобы стать по-настоящему свободными, нужно отринуть концепцию свободы, однако она слишком фундаментальна для нас, ибо желание стать более свободными, а значит более осведомлёнными и обрести большую конкурентоспособность перед другими процессами - это единственное, что нами движет, а может быть и всей Вселенной, как нам кажется, исходя из теории эволюции.
И всё нам кажется, что это не подлинная реальность, что, скажем, нет "общества", а есть только индивиды, и что нет индивидов, а есть внутренняя борьба мотивов или генетико-гормональный парк биологического периода. Что всякое "мы" - это суггестия и провокация субъектности, выгодная кому-то, и лучше бы, чтобы нам самим. Что мы видим только то, что нам полезно для обретения власти, но нам этого мало и мы хотим ускориться и методом перебора всех вариантов стать больше, чем мы есть, расширить понятие полезности (говоря, что мусор - это всего лишь невостребованный ресурс) и использовать всё, что возможно использовать, создать все возможные виды искусства, непрестанно создавать и ниспровергать новые ценности, изобретать и уничтожать пугающих врагов и таким образом выйти за границы всех границ - лучше, чем уничтожить себя сразу, ибо нам задано направление времени. Такова наша судьба, как многим из нас кажется и во все времена казалось, и эта иллюзия - самая непреодолимая из всех (хотя можно сказать, что и самая полезная, самодвижущая, когда ты внутри неё, и осознание не даёт освобождения от неё и, пожалуй, даже желания освободиться).


2015-07-22 Странности

Автор: Animus Ater, 22.07.2015 - 11:42 in L'essentiel

Странности великих людей.

1. Ньютон и новая хронология, алхимия и толкование Библии. В принципе, это просто следствие широты интересов, ничего особенного. Тогда не было воинствующего сциентизма, в воинствующая церковь была, а интеллектуалу какая разница, что изучать, физику или литературоведение. Всё интересно. Тогда толковали религиозные тексты и вычисляли конец света, сегодня истолковывают литературу и массовую культуру и вычисляют конец истории. Тогда - гематрия, сегодня (ну, вчера) - герменевтика.
Алхимия и герметизм, расшифровка библейской хронологии, поиски священного Грааля, универсального языка - все эти европейские идеи-фикс были зародышами наук, и порицать их можно не более, чем то, что люди решают загадки, головоломки. Кто-то потратит много времени за бесполезным занятием, кого-то природа выведет на новый уровень, воспитает мышление.
Как писал Умберто Эко в статье "Для федерации полиглотов", итальянский язык является порождением европейской мечты о нахождении универсального языка, увлекавшей Данте, как и многих в ту эпоху. "Язык Луллия не стал языком религиозной гармонии, но создал язык на основе комбинаторики, где уже могло существовать слово «компьютер». Язык Вилкинса тоже потерпел неудачу как универсальный язык, но, в то же время, он создал все современные категории естественных наук. Язык, предложенный Лейбницем, также потерпел неудачу, но стал основой для создания современной формальной логики. Так, каждая попытка создания универсального языка терпела фиаско, но, тем не менее, оставляла свой след в истории."

2. Александр Бутлеров, Уильям Крукс, Артур Конан Дойл и спиритуализм. Вот истоки этой странности, популярности спиритуализма среди ряда людей, я не могу понять. И это в эпоху торжества механицизма. Так же как не могу понять веру Шопенгауэра в месмеризм, магию и, кажется, френологию тоже. Но вместе с тем Шопенгауэр для меня остаётся человеком очень современным и другом науки. Он тоже интересовался всем интересным, собирал свидетельства необычайных явлений и пытался объяснить это в рамках хоть какой-нибудь нерелигиозной теории. Тем самым он тоже играл с кубиками, из которых потом строилась психология как наука. Но вот про химиков непонятно. Наверное, они просто были подобны современным учёным, слишком специализировавшимся и не совмещавших в себе философов науки.

3. Фёдор Углов и безграмотные нападки на рок-музыку (http://www.uglov.tvereza.info/knihi/cmv/9.html). Может быть, в этом что-то такое есть, только относить это нужно много к какой музыке, ведь она действует как средство отвлечения от неприятных мыслей, как курение по Льву Толстому. Слушаешь её и совесть твоя притупляется, выделяется небольшая доза обезболивающего, и мир тебе кажется иным, чем когда ты воспринимаешь его "не отвлекаясь". Как будто есть эталонное состояние. Оно-то, конечно, есть, но обусловлено оно культурой и ценностями, у Толстого это христианско-древневосточный пессимизм спасения души. Что же, разве есть такая музыка, например т. н. "классическая", которая не "затуманивает" разум, но наоборот "раскрывает" его, действует благотворно, а есть музыка, расстраивающая его, всего лишь приятно одурманивающая, как наркотик? Так-то, конечно, всё это возможно, ведь есть научные теории, дающие более верное представление о реальности с точки зрения принятой парадигмы, и есть словесные конструкции, не несущие полезной информации или несущие вредную. Но мы бы не испытывали здесь сомнений только если бы действительно было какая-то одна парадигма или логически полная культурная программа. А раз её нет, раз есть взгляды, соперничающие друг с другом или просто смотрящие на реальность с разных позиций (совмещаемых в одном уме, и необязательно гениальном. Хоть в голове и существует градиент фазовых состояний между кашей и галечным компьютером), как, например, бихевиоризм и трансперсонализм, неопозитивизм и постмодернизм, то ни о каком эталонном состоянии сознания и "совести" говорить нельзя. Но если Углов просто как параноик себя ведёт в таких вопросах (а разбираться, вникать, некогда было), то Толстой вызывает симпатию как честный рассуждатель, любитель ясности и твёрдой почвы под ногами, почитатель Канта, потерявшийся на пути к прекрасным целям.
А вообще, мне очень симпатичен пафос Углова и Толстого в неприятии алкоголя и курения. Они выражают искреннее изумление, почему люди пьют курят, разделяемое многими нормальными людьми. Толстой считает, что курящие люди и регулярно потребляющие небольшие количества алкоголя делают это, чтобы уменьшить недовольство своей совести теми своими действиями, которые им приходится совершать. Что трезвому совершать или говорить стыдно, то пьяный (или пивший недавно, но ещё имеющий немного алкоголя в крови) совершает более спокойно. И действительность он принимает как бы спокойнее, безразличнее. Вспоминается фраза "Если человек не пьёт и не курит, а не сволочь ли он?", или как-то так. В свете этого объяснения понятна такая мысль: если человек, по мнению пьющего, не пьёт, значит он может и желает принимать действительность такой, какая она есть, и его всё устраивает. Но как может всё устраивать, когда всё так плохо? Значит, человек бессовестный, раз совесть его не мучает. Наверное, такая логика. Я не понимал раньше.

Вот маленькая цитата из Углова о том, почему алкоголь вреден:
"Изменения, происходящие в мозге людей, употребляющих алкоголь, нельзя расценивать иначе, как грубые анатомические изменения, которые ведут к ослаблению и выпадению отдельных функций мозга и к ухудшению работы всей центральной нервной системы.
Изменения в веществе мозга вызываются тем, что алкоголь ведет к склеиванию эритроцитов. Чем выше концентрация спирта, тем более выражен процесс склеивания. В мозге, где склеивание сильнее (так как выше концентрация спирта), оно приводит к тяжелым последствиям. Дело в том, что диаметр мельчайших капилляров приближается к диаметру эритроцитов. И если в капиллярах произойдет склеивание эритроцитов, они закроют просвет капилляра. Снабжение мозговой клетки кислородом прекратится. Такое кислородное голодание, если оно продолжается 5-6 минут, приводит к гибели, то есть к необратимой утрате мозговой клетки. И чем выше концентрация спирта в крови, тем интенсивнее процесс склеивания и тем больше мозговых клеток гибнет. Поэтому каждый прием алкоголя сопровождается гибелью клеток в количестве тем большем, чем сильнее опьянение."
"В народе давно подмечено, что у людей, употреблявших спиртное (даже если они потом бросили пить), часто появляется раннее так называемое «старческое» слабоумие. Это объясняется тем, что у таких людей происходит быстрое разрушение клеток головного мозга, от чего деградация умственных способностей у них может наблюдаться в раннем возрасте. Нервные клетки начинают разрушаться очень рано, в результате чего после 60 лет у человека обычно снижаются мыслительные способности.
У людей с выдающимися умственными способностями нервных клеток много больше, поэтому они и в 70, и в 80 лет (а И.П. Павлов и в 86 лет) по уму выше окружающих. Зато у пьющих разрушение идет много быстрее, поэтому резкое снижение умственных способностей наступает у них даже раньше 60 лет (раннее «старческое» слабоумие)."


А вот из статьи Толстого "Для чего люди одурманиваются?" цитата, показывающая, что и ему иногда свойственна то ли параноидальность, то ли демагогичность: нельзя, по-моему, всё объяснять одним пьянством. Да, ещё меня всегда удивляла странность Толстого, заключающаяся в его пренебрежении успехами естественных наук, дарвинизмом. А тут вот он и Эйфелеву башню невзлюбил. И вообще безумием ему казалась современность в последние годы жизни. Как и Лему. Черта старости, не иначе.
"И пусть не принимают это за шутку или за преувеличение: безобразие и главное — бессмысленность нашей жизни происходят преимущественно от постоянного состояния опьянения, в которое приводит себя большинство людей. Разве возможно бы было, чтобы люди непьяные спокойно делали всё то, что делается в нашем мире, — от Эйфелевой башни до общей воинской повинности. Без всякой, какой бы то ни было надобности составляется общество, собираются капиталы, люди работают, вычисляют, составляют планы; миллионы рабочих дней и пудов железа тратятся на постройку башни; и миллионы людей считают своим долгом влезть на эту башню, побыть на ней и слезть назад; и постройка, и посещение этой башни не вызывают в людях никакого другого суждения об этом, как желание и намерение еще в других местах построить еще более высокие башни. Разве трезвые люди могли бы это делать?"
Хотя, смеяться-то я над ним посмеиваюсь, но сквозь апокалиптически серьёзную мину, ибо в его нелюбви к затратному искусству (статья "Что такое искусство?"), ради которого одни люди эксплуатируются другими, тратят кучу материалов, портят здоровье, а в результате получается мало кому нужная бессмысленная штука, создающая иллюзию красоты и важности, выражается наша животная, всем понятная интуитивная экономность, инертное здравомыслие людей, не погружённых в пучину премудростей современной капиталистической философии, в котором все мы чувствуем себя весело, но некомфортно, ибо не хотим взрослеть слишком быстро и сразу во всём...

4. Генри Форд, Достоевский и антисемитизм. Ну и прочие. Это слишком обширная тема, да я и не хотел расписывать все эти пункты, хотел просто перечислить. Истоки антисемитизма в целом понятны (тут и слишком большой дух коллективизма и зачем-то культивируемое в талмудических сочинениях презрение к другим народам у средневековых евреев, и их ростовщичество, порицаемое христианами с их идеализированием бедности, и фальсификации типа "Протоколов Сионских мудрецов"), удивительна только его живучесть и то, что под его влияние попадают умные люди. Я пока совсем не читал "Пражское кладбище" Эко, но, вроде бы, там эта тема раскрыта со всей полнотой, возможной в художественной форме. (А исследованием некоторых вещей иначе как в художественной форме лучше и не заниматься. Не потому что будут ругать, а потому что в науке соответствующая методология отсутствует. Для междисциплинарных культурологических исследований образность нужна. Потому и Ницше более ясен, когда пишет поэтически, и Лем, а также Пелевин суть многих явлений подметили именно в художественных произведениях. Ну или, по крайней мере, открыли их простым читателям, не читавшим Бодрийяра.
Тут, кстати, у Эко новая книга выходит на русском, "Il numero zero". Про газету на этот раз, и про заговор, как обычно. Но, кажется, не особенно интересно, и сплошь про несимпатичных людей.)

5. Гроф и память о предыдущих рождениях. Читал о нём и его книги и впечатление имею двоякое. Безусловно, он фрик, безусловно, обсуждать его опыты с человеческой психикой с применением ЛСД, анализировать рисунки и рассказы пациентов - это дело науки, которой ещё нет. Но отбрасывать его, и Роберта Уилсона, и Тимоти Лири в мусорку шарлатанов просто так нельзя, мы просто не имеем на это права.
Вот к теории базовых перинатальных матриц Грофа я отношусь спокойно и с осторожной симпатией. Хотя пока непонятно, как она может быть проверена и опровергнута. Слишком в ней много символической и религиоведческой нагрузки. Это не просто условные рефлексы.

6. Юнг и синхрония, а также Паули и Юнг. Явление синхронии заключается, например, в том, что иногда ты о чём-то подумаешь, и вдруг начинаешь замечать это повсюду, причём так, что никак не кажется, что это просто избирательность внимания (чем оно и является). Может быть, это, как и эффект déjà vu, свидетельство существования Матрицы: наши мысли влияют на действительность на уровне значения. В реальность этого явления я не могу и не хочу поверить, а Юнг утверждает и пытается доказывать на примерах, как Гроф "доказывает" наличие памяти о предыдущих жизнях. Паули интересовался этим тоже, а он слыл очень скрупулёзным учёным.

6. Хайдеггер и нацизм. Да и Хайдеггер без нацизма тоже. Хайдеггер вообще сам по себе одна большая странность, отбросить которую вместе со стариком Гегелем очень бы хотелось (как русских религиозных философов и эзотериков), вот только слишком они модные.


2015-07-20 Метафоры

Автор: Animus Ater, 20.07.2015 - 11:41 in L'essentiel

2010-02-20

Удивительно то, что каждый нам кажущийся миг мы "одновременно" отличаемся от себя и не отличаемся. С одной стороны, мы являемся клапаном, с другой - тропой. Тропа - это траектория частиц жизни, клапан определяет направление. Он многомерен, но каждый момент открывается только в одну сторону, подчиняясь общей кривизне траектории. Если существо создано, значит оно включает всех своих предков.

2015-07-20

Голограмма, фрактал, сеть Индры представляется метафорой культуры, если понимать её как нечто, существующее в сознании. Вернее сказать, это недостижимый идеал культуры, к которому она стремится. А для познаваемой Вселенной, возможно, это конструктивная особенность. В конце концов, наша мысль мечется между подъёмом на ослепляющий гёделев пик абстракции, где ничего недоказуемо, и погружением в непроглядную бездну глубинных смыслов, где всё равно всему. Наше мышление опирается на две дурные бесконечности.

Метафорой общества будет течение в океане, а человека - частица, движущаяся внутри волны в потоке этого течения, подвергающаяся воздействию других частиц и не способная рассчитать свою траекторию из-за её сложности и наличия случайных флуктутаций, в которых проявляются мутации генов (при эмбриогенезе и возникновении опухолей) и, вероятно, ключевые точки мыслительных процессов. Наши познавательные возможности ограничивает вычислительная сложность задачи многих тел с одной стороны и квантовая неопределённость - с другой. Поэтому человек использует статистические методы, которые кажутся самыми благоразумными, когда нужно что-то сказать.
Можно и человека назвать волной, и представить мир как совокупность вложенных друг в друга волн разных полей, но это уже не метафора, а общепринятая концепция.


2015-04-23/24 Narkotyk życia, które łapiemy w garść, a kiedy rozwieramy palce nie ma tam nic (c)

Автор: Animus Ater, 24.04.2015 - 06:10 in L'essentiel

Множество людей имеет множество разных любимых книг. Почему? Думаю, вкусы определяются случайными событиями в жизни. Читая книги, люди стремятся к одному и тому же чувству или к разным? И, шире, стремятся ли все люди в своей жизни к одному и тому же чувству? Иногда задаю себе наивный вопрос: почему книги такие длинные и разнообразные, если, как кажется, мысли такие простые?
По-банальному (но, к своему стыду и скорби, лучшей гипотезы гуманитарного характера я не знаю) мне думается, что у каждого человека есть внутреннее несовершенство определённой формы, и он ищет подходящую к нему затычку, поэтому у всех свои любимые книги, музыка, мужчины и женщины, которые подходят к ним как недостающие элементы мозаики. Гениальные писатели (в первую очередь мастера стиля) и гениальные проститутки (лисы Пелевина, умеющие уловить и отразить "аниму"), а также сочинители популярной музыки подобны математикам, клепающим одёжку для естественных наук, они являются производителями универсальных зарядных устройств, через которые все подключаются к источнику счастья. Только математики позволяют понять объективный мир, а упомянутые стилисты - субъективный.

Некоторые тексты я читаю не потому что узнаю из них что-то новое, а только для того, чтобы утвердиться в каком-то мнении, найдя ему подтверждения. Не всегда осознаю это сразу, вначале кажется, что узнаю что-то новое, но после прочтения осознаю, что удовлетворение исключительно базируется на стадном чувстве: "я не одинок", "устал от окружающих явлений, вызывающих неприятные эмоции, приятно почитать наконец здравомыслящего человека". Или иногда хочется вызвать у себя определённое настроение, вызвать те или иные мысли. Для этого иногда читаю или перечитываю что-то, не содержащее новой информации, а только напоминающее о том, что я уже знаю. И немножко обидно осознавать, что таких текстов большинство. Не знаю, как к этому относиться. Вроде бы, многие так делают, и ещё говорят, что это хорошо: полезно просто побыть в культурной атмосфере, для душевного здоровья полезно. Конечно, это означает, что ты "слаб духом". Раз постоянно приходится себя "подзаряжать", воспитывать, жертвуя свободным временем, за которое можно было бы узнать что-то новое или сделать полезное. Что же с этим делать, не знаю.

Почти вся художественная литература неинформативна: ты её прочёл, но не узнал ничего нового, а всего лишь стал нравственно лучше, воспитаннее. Или просто вспомнил, каким нужно быть. "Вспомни детство, добрые сказки, открытые чувства, мы не трогали маски..." Вечный внутренний конфликт между тем, что правильно, потому что это выгодно, и тем, что правильно потому что это... нравственно... культурно... Часто я заранее знаю, что вот лежит книга, я её прочитаю и получу прилив сил. Словно мотивирующее аниме посмотрел (а я одно смотрю - Uchuu Kyoudai. Других, которые бы я прям смотрел-смотрел, пока не встречал. Но стараюсь искать. Не считая первого сезона Moyashimon: он слишком короткий, а второй уже хуже), или фильм любимый. Получу прилив сил и положительные эмоции (хотя могу и не получить). Но кроме него вряд ли что-то получу. Потом смогу забыть, и можно будет повторить. Вот музыка на этом и построена: её можно прослушивать много раз.

Обидно думать, что вся человеческая солидарность покоится на периодическом повторении знакомых воздействий, на которые импринтами выработан условный рефлекс ввержения себя в определённое культурное состояние. "С волками жить - по-волчьи выть" (а "человек человеку - волк", значит в любом случае придётся по-волчьи выть. Если только ты не нелюдь, но это сложно), "С кем поведёшься, от того репликаторов и наберёшься". И это - самая суть человеческой жизни. Это, а не наука и философия. И об этом можно писать тонны художественной литературы и получать за них награды и премии. Хотя предметом обсуждения является система, основанная на неверном суждении, в которой может быть доказано любое утверждение, так что проблемы будут создаваться и решаться бесконечно.

Опыт вообще учит тому, что бессмысленно иметь какое-либо мнение по вопросам морали. Всё равно происходит то, что происходит, и если ты никого не учишь, ты ничего не изменишь. И непонятно, зачем становиться и быть "нравственно лучше". Вроде все говорят, что нравственный релятивизм, принятие и неосуждение всего чуждого - это плохо, но вот почему - непонятно. Я это понимаю каким-то краешком своего сознания, но когда смотрю пристально, то понимаю, что объективнее нравственного релятивизма ничего нет. Получается, стремление к объективности ущербно? Если так, то и весь рационализм ущербен. И мы должны молчать и делать каждый момент то, что хочется. Но тогда в конце концов мы погибнем, а не погибнет тот, кто начал рассуждать рационально и стремиться к объективности. Но в конце концов он не сможет делать то, что не может объяснить, потому что привыкнет, что всегда есть кто-то более рациональный, который это объяснил и поэтому сильнее его. Хотя, да, быть может, это и не так... Быть может, люди, занимающиеся вещами, которые нам не нравятся, никак не объясняют их для себя и не задумывались над их обоснованием с точки зрения морали. Быть может, выгоду и нельзя обосновать с точки зрения разумной морали (если это выражение не противоречие, я не уверен). Но если нельзя обосновать, то, значит, только случай определяет, какие из множества необъяснимо морально предосудительных, но выгодных поступков, мы будем совершать, а какие - нет? Видимо.


2015-04-10/13 Цикл[-л]ичность

Автор: Animus Ater, 13.04.2015 - 06:12 in L'essentiel

Вопросы возникают и исчезают циклично, поэтому человеку многое в мире кажется цикличным. Цикл, или алгоритм, имеющий на входе то же, что и на выходе, это фундаментальный паттерн нашей способности мышления. Иногда кажется, что раз на выходе и входе одно и то же, то в цикле нет смысла. Но одно и то же там только на формальном уровне. А на уровне значений на каждой итерации что-то меняется по внутренним правилам, и если посмотреть на начало, оно окажется отличным от конца, и вот уже возникает направление и цель. Так всё просто. И для обретения внутреннего покоя иногда крайне необходимо подумать об этой простоте. Проверить её ещё раз, ведь вышестоящий цикл построен на результатах нижестоящего. И чем длиннее иерархическая цепочка циклов, тем труднее её осознать и найти в ней внутренний покой, хотя и нельзя каждый раз говорить об одном и том же "покое", он всякий раз разный, и у каждого разный, хотя формально, конечно, один и тот же, но на то она и формальность, что ести её не наполнить, она пуста, ведь разум является запущенным процессом, а не просто программным кодом. Разумеется, на физическом уровне и незапущенная программа объективно существует. Более того, по каким-то причинам все программы, которые не являются нашим собственным разумом, кажутся нам незапущенными, и разработка способов определения их статуса составляет одну из приоритетных областей нашей мыслительной деятельности, или субъективного существования - того самого, в котором содержится основа, разная для всех и одинаковая ни для кого.
Кстати, кажется, в русском языке, говоря об объективном, мы говорим "существование" (います), а о субъективном - "бытие" (あります), и их ещё иногда противопоставляют с отрицательным эмоциональным градиентом в сторону первого. А ещё есть "жизнь" (活きます), ещё более субъективное бытие. Вообще, большая часть философии строится вокруг обсуждения производных от вспомогательных и модальных глаголов. Классификация наук тоже основана на них: мы решаем для себя, что может быть, а что не может, что просто существует, а что живёт, что должно и в каком смысле должно, а что не должно.

Как я узнаю, что что-то знаю? Я сравниваю с предполагаемым результатом, которым является некоторое чувство знания, не более того. Представление об этом чувстве врождённое.
Одинакова ли у всех та основа, с которой мы сравниваем суждения, чтобы понять, истинны ли они? Думаю, разная, хотя довольно часто кажется, что одна. Например, одна из самых распространённых и древних - это агностицизм. Спросите меня о чём-нибудь, и, если это не будет что-нибудь совершенно очевидное, я скажу: "Предполагаю так-то, но как на самом деле, не знаю". И буду удовлетворённо чувствовать, что высказал истинное суждение.

Ну а если меня спросить, что такое мир, то я бы сейчас вкратце ответил, что мир хочется представить как эволюционирующий симбиоз эволюционных алгоритмов. В этом мои воля и представление. Правда, есть разница между "хочется представить" и "хочется, чтобы мир был таким-то". Эмоциональному существу всегда хочется, чтобы мир был каким-то другим, не таким "жестоким". Но если бы он был другим, мы бы, вероятно, и не были такими эмоциональными существами.

Ричард Докинз, "Самое грандиозное шоу на Земле", из главы 12:
"Природа не добра и не зла. Она не против страдания и не за него. Так или иначе, природу не интересует страдание, если оно не затрагивает выживание ДНК. Легко представить себе ген, который, скажем, успокаивает газелей, когда им предстоит перенести смертельный укус.
Благоприятствовал ли бы такому гену естественный отбор? Нет, если акт успокаивания газели не улучшил шансы этого гена распространиться на будущие поколения. Трудно представить себе, почему это могло бы быть так, и мы можем поэтому предположить, что газели переносят ужасную боль и страх, когда их загоняют до смерти - как случается с большинством из них в конечном итоге. Ежегодно общая величина страданий в мире природы вне всяких сдержанных оценок. В течение минуты, которую занимает у меня составление этого предложения, тысячи животных поедаются живьем, другие бегут, спасая свои жизни, скуля от страха, иные медленно пожираются изнутри, подтачиваемые паразитами, тысячи самых разных существ умирают от голода, жажды и болезней. Это должно быть так. Если когда-либо будет время изобилия, то сам этот факт автоматически приведет к увеличению популяции до тех пор, пока естественное состояние голода и страдание возвратится
."


2015-04-01 Фокусировка. Случайность. Биология

Автор: Animus Ater, 1.04.2015 - 11:02 in L'essentiel

Все попытки соединения рационального и иррационального приводят к изменению фокусировки. Познание вообще похоже на процесс проявки фотографии. Нужно выбрать плёнку, технику съёмки, ракурс, выдержку, проявляющий и закрепляющий раствор, и выдержать снимок в растворе столько времени и при таком освещении, чтобы получившаяся фотография "лучше всего изображала вещи такими, какие они есть в реальности". И это при отсутствии образца иного кроме как ранее сделанные чужие фотографии, прошедшие естественный отбор, то есть "проверку временем" и критику. В итоге мы отбираем фотографии, изображение на которых реже приводит нас к ошибкам, и продолжаем делать будущие снимки по той же технологии, пока не столкнёмся с ошибками. Реальность для нас - синоним полезности. Но мир сам по себе, может быть, не устроен так, что познание его "таким, какой он есть", непременно полезно для познающих. Более того, такое познание невозможно, ибо мы сами определяем для себя критерии полезности и реальности, и в самой идее познания заключены эти критерии, так что даже если мы познаем что-то "таким, какое оно есть на самом деле", мы не назовём это познанием, а назовём в лучшем случае фантазией. И до тех пор, пока мы не поймём полезность этой фантазии, мы так и не назовём её познанием. Или полезность за нас определяет естественный отбор, а от нас самих можно отказаться? Нет, естественный отбор определяет не всё. Многое происходит и закрепляется по чистой случайности, потому что просто не приносит вреда. А значит и мы, как элемент случайности, можем со своим мнением вклиниться.

Из Моби Дика (глава XLVII "Мы ткали мат"):
"Прямые нити основы-необходимости, которых ничто не заставит изменить своего направления, и даже лёгкое подрагивание лишь придаёт им устойчивости; свободная воля, которой дана свобода протягивать свой уток по заданной основе; и случай, хоть и ограниченный в своей игре прямыми линиями необходимости и направляемый в своём движении сбоку свободной волей, так что он подчиняется обоим, случай сам попеременно управляет ими, и ему принадлежит последний удар, определяющий лицо событий."

Из статьи Карла Густава Юнга "Синхронистичность: акаузальный, связующий принцип":
"Экспериментальный метод исследования направлен на определение регулярных событий, которые можно повторять. Соответственно, уникальные или редкие события во внимание не принимаются. Более того, эксперимент навязывает природе ограничивающие условия, потому что его задача состоит в том, чтобы заставить ее отвечать на вопросы, придуманные человеком. Поэтому, каждый данный природой ответ в большей или меньшей степени подвергся воздействию заданного вопроса, результатом чего всегда является некий гибрид. Основанный на этом так называемый "научный взгляд на мир" вряд ли является чем-то большим, чем психологически предубежденным узким взглядом, в поле которого не попадают все те никак не второстепенные аспекты, не поддающиеся статистическому методу исследования.
...
Эксперимент устанавливает правила, диктует их Природе и, таким образом, заставляет ее дать ответ на придуманный человеком вопрос. Природе не дают использовать в ответе все ее возможности, поскольку эти возможности ограничиваются требованиями практики. С этой целью в лаборатории создается ситуация, которая искусственно ограничена вопросом и которая вынуждает Природу дать недвусмысленный ответ. Полностью исключается деятельность Природы в ее неограниченной целостности. Если мы хотим узнать, что представляет собой эта деятельность, то нам нужен метод исследования, который устанавливает как можно меньше правил, или вообще их не устанавливает, давая тем самым Природе возможность отвечать в полную силу."


Эх... Пока я не знаю, что со всем этим делать. В терминах юнговской же психологии для меня юнговская психология со всей её эзотеричностью, нефальсифицируемостью и противопоставленностью материалистической науке является Тенью. Той тёмной стороной, которая, подмывая периодически рационалистическую почву под ногами, заставляет в себя соскальзывать, хотя я всеми силами стараюсь держаться за общепринятые научные взгляды, а если честно, то за те, которые кажутся мне психологически самыми приятными. А приятен мне наивный материализм и модельно-зависимый реализм. Думаю, это нормально, хоть и гордиться нечем. (Но гордиться вообще нечем.)

Лучшее, что я читал за последнее время - это книга Евгения Кунина "Логика случая". Книга, с одной стороны, местами сложная, а с другой очень ясная, последовательная и "мировоззренческая", обобщающая для любого интересующегося дилетанта картину мира согласно современной эволюционной биологии и генетики от лица крупнейшего специалиста в этих областях (индекс Хирша 136). Очень интересно о происхождении эукариот путём эндосимбиоза, о вирусах и дрейфе генов, об изменениях представлений о "древе жизни" (сейчас это скорее "ризома жизни", привет постмодернистам), о неадаптивной эволюции. Восприятию помогают выводы после каждой главы. В книге также обсуждаются важные моменты, касающиеся философии науки, которые (как и многое другое в книге) хочется объёмно цитировать (хотя сам автор испытывал сомнения относительно включения философских замечаний в книгу о биологии, но вычеркнуть это "рука не поднялась", и он вынес большую часть в приложение):

"Происхождение жизни — наиболее сложная проблема, стоящая перед эволюционной биологией и, можно утверждать, перед биологией в целом. Несомненно, проблема эта столь сложна, а текущее положение вещей столь трудно, что некоторые исследователи предпочитают отказывать этой проблеме в научности на том основании, что единичные события не подлежат научному исследованию. Такая позиция, однако, является глубоко неудовлетворительной, в особенности из-за того, что, хоть мы и знаем с уверенностью, что жизнь на этой планете возникла лишь однажды (см. гл. 11), у нас нет ни малейшего представления, уникальна ли (или, напротив, обычна) жизнь во Вселенной в целом."

"Учитывая, что многое в эволюционной биологии относится к уникальной истории единственной известной нам реализации жизни и что очень многое в этой истории есть дело обстоятельств и случая, сжатый метанарратив кажется принципиально невозможным. Лучшее, на что можно надеяться, — переплетение множества нарративов разного уровня абстракции. Говоря образно, любое описание течения эволюции имеет чрезвычайно высокую алгоритмическую (колмогоровскую) сложность (см. гл. 6) и потому сопротивляется любому обобщению.
...
Лучшая возможность «понять» эволюцию — примириться с тем, что взаимодополнительность физического (теоретического) и исторического метанарративов эволюции — устойчивое внутреннее свойство эволюционной биологии, а не временная ситуация, вызванная несовершенством теории. Широко распространено мнение, что исторические нарративы с их неизбежной склонностью к описательности в лучшем случае маргинальны в науке, своего рода «коллекционирование марок»; в худшем — ненаучные домыслы, учитывая, что редкие и уникальные события критически важны в эволюции, как подчеркнуто в этой книге. Я считаю эту позицию глубоко неудовлетворительной и несостоятельной в контексте эволюционной биологии. Вопреки всем трудностям и неизбежной неточности, связанной с уникальными событиями, они критически важны для эволюции жизни, так что эволюционные биологи должны сконцентрировать усилия на том, чтобы узнать как можно больше о каждом важном эволюционном переходе, включающем события такого рода. Я полагаю, пришло время понять, что физическая и историческая точки зрения на эволюционные процессы фундаментально отличаются, и последняя являются не «низшей», a дополнительной по отношению к первой.
...
Философ сэр Карл Раймунд Поппер, основатель парадигмы фальсифицируемости (опровержимости) в эпистемологии, был изначально настроен чрезвычайно скептически по отношению к теории Дарвина из-за ее очевидной нефальсифицируемости, настолько, что объявлял дарвинизм «ненаучным». Позднее, однако, Поппер изменил свою позицию и предположил, что, хотя дарвинизм не является фальсифицируемой теорией сам по себе, он является метафизической программой, способной породить великое множество фальсифицируемых гипотез. В этом контексте Поппер не использовал слово «метафизический» в качестве уничтожающей характеристики; напротив, он считал эту программу плодотворной и продуктивной, и даже необходимой. Он только имел в виду, что дарвиновская концепция эволюции в целом не является фальсифицируемой (и, вероятно, неверифицируемой)."


А ещё нашёл на YouTube лекции Симона Эльевича Шноля по биохимии и вообще о науке о жизни. Скачал в mp3 и слушаю с удовольствием. Очень харизматичный мудрый старый учёный. Лекции 2004-го, а также 2008 и 2009 годов, и он не забывает упоминать о новейших на то время достижениях.


2015-03 Short outline of views on reality; Recent lytdybr

Автор: Animus Ater, 15.03.2015 - 00:00 in L'essentiel

Собрание заметок. Как всегда, извиняюсь перед возможным читателем-которому-нечего-больше-делать за разрозненность и нечитабельность.

--------

На основе обыденного мифологизированного разума ставить задачи, проводить эксперименты и развивать разные теории о мире, приходя ко всё более верному описанию реальности. Эмпирический рационализм. Логика через физику (физики).

Либо на основе обыденного же мифологизированного разума стараться сначала определить границы применимости разума, а потом строить умозрительные, но наиболее вероятные картины мира. Идеалистический рационализм. Физика через логику (логики).

В обоих этих случаях мы можем получить несколько разных путей развития сознания и представлений о мире.

В реальности практикуется совмещение выводов эмпирии и идеализирования, при этом деконструкции мифологизированного сознания не происходит и это почему-то привлекает к себе внимание.

Либо можно, рискуя всё равно остаться под властью некоторой метамифологемы или, что очень вероятно, биологического императива, стремиться развенчать мифологические элементы в сознании ценой внутреннего разрыва с культурой. Стремиться достичь универсального типа сознания и трансценденции. Трансперсональная психология и антураж привходящего оккультизма. Иррационализм.

Совмещение рациональных и иррациональных выводов тоже происходит. В конце концов, чистой иррациональности при наличии сознания не бывает.

Рациональное называют разумом, а иррациональное - чувствами. (Странно, что рациональное не называют по аналогии асенсорным.)

Опыт возникает при совмещении разума и чувств.

Определение реальности затруднено и, по сути, является интуитивным языковым концептом, определяемым через ощущение сознания. Все говорят, что сознание возникает, когда мы разделяем "внутреннее" и "внешнее". Мне не очень нравится, когда так говорят. Разум имеет дело с реальностью. Реальность есть то, что подвластно опыту. Реальность представляется совокупностью вещей, даваемых нам в опыте. А разложение опыта на "внутренний" и "внешний" на первый взгляд интуитивно понятно, но на самом деле вызывает трудности.

Считается, что внешнее - это то, что материально, а внутреннее - нематериально. Материя - это то, что существует в пространстве и времени или задаёт свойства пространства и времени. Тогда можно вообще говорить, что материя и пространство и время - это одно и то же онтологически.

--------

Знать можно всё, ибо знание не бывает полным, оно всегда лишь приближение к тому трансцендентному, что мы стремимся познать. "Я могу рисовать как Тициан (*рисует чёрный квадрат*). Не хватает только деталей" (якобы так писал Паули Гейзенбергу, критикуя некую слабую работу). Нужно помнить, что мы живём в мире средних масштабов, не впадать в перфекционистский ступор и всегда когда нужно сделать работу в сроки, если возможно, применять метод прогрессивного джпега.

А вот помнить всё (практически важные факты) нельзя.
И что бы ни говорили о глубоком знании, а на практике часто нужнее помнить заученные факты, чтобы быстро их применить, ведь всегда всё нужно сделать быстро, а не тратить время на восстановление из головы неочевидного, но выводимого алгоритма.

-------

Основной вопрос практической жизни: соотношение между "внутренней" работой и "внешней". Прагматичный мир говорит, что психическое реально, но менее важно, чем внешнее, поскольку важно достигать каких-то успехов в области материального благосостояния, а не просто довольствоваться тем, что имеешь. Точнее, стремиться к богатству и высокому социальному статусу нужно ещё больше. То, что нужно стремиться к богатству и высокому социальному статусу, а также вести себя так, чтобы никого не обижать, диктуется негласными правилами, развившимися в ходе эволюции коллективного бессознательного. Эволюция, как известно, может привести к успешному результату, то есть к долговременному динамическому равновесию, а может завести в тупик. Достижение богатства - это, с одной стороны, акт сострадания к дружественным существам, которым тогда не приходится помогать тебе (по своей воле или потому что ты просишь), а ты наоборот можешь помогать им, а с другой - конкуренция с незнакомыми существами.

--------

Грустна бессмысленность повседневной мелочности. Но я не согласен с тем, что нужно быть выше т. н. суеты, всё переживаемое одинаково важно. Но здесь вообще слово "важность" не имеет смысла. Что имеет смысл? То, что решает задачу или описывает алгоритм решения задачи. Что есть задача? То, что беспокоит и вызывает неудовлетворенность. Значит, смысл имеет всё, что вызывает удовлетворение? Что вызывает неудовлетворенность? Отсутствие новизны или неясность.

--------

Что я делал и читал с конца 2014 - начала 2015 года.

Изучал ещё с прошлого года PHP и JavaScript на сайте Codeacademy и SQL с помощью программы GalaXQL. Отличные обучающие материалы. Очень жаль, что раньше они мне не попадались.

Подрабатывая, занимался переводом на английский язык. Надо и дальше продвигаться в этой области.

Прослушал замечательный, по-моему, курс разговорного китайского языка по методу Мишеля Томаса. В прошлом году слушал метод Пимслера, но он какой-то неуютный, не понравился. Стал лучше разбираться в китайском языке. Читал книжку "300 грамматических правил", самоучитель разговорного китайского Александра Драгункина и другие материалы. Драгункин по впечатлениям фрик (взять его книжку "Происхождение японского языка", где японский происходит от русского. А может быть, он просто прикалывается), но из разряда таких, которые компетентны и талантливы в своей области. Как преподаватель языков он, безусловно, большой талант. Его книжки "Китай: правда и вымыслы" и "Япония: правда и вымыслы" тоже хороши, в них много интересных и, кажется, достоверных фактов, развеивающих заблуждения а это я люблю.

Читаю "Моби Дика", прочёл до половины, уже могу сказать, что это произведение мне очень понравилось, оно мне очень близко и, может быть, это главное, что я прочитаю в этом году. Удачно наткнулся на сайт Castalia, где читал заинтересовавшее меня "Юнгианское толкование романа Моби Дик" Эдварда Эрдингера. Другие материалы с этого сайта тоже достаточно интересны. "Маятник Фуко" Умберто Эко я в прошлом году начал читать, но забросил пока. Собираюсь лучше после Мелвилла снова обратиться к Герману Гессе, а то забыл про него, а у меня почти все книги есть.
В прошлом году я прочитал ещё художественную книжку Торчинова "Таинственная самка" и немного заинтересовался каббалой после этого. Только как культурным феноменом, разумеется. Чтобы разобраться в "Маятнике Фуко" она тоже нужна. Так что читаю Юнга, Мирчу Элиаде с историей религиозных идей (он очень крут), "Рождение Европы" Жака Ле Гоффа, у Азимова фрагменты исторических книжек. Средние века для меня как-то всегда были не очень-то интересными и, действительно, "тёмными", а тут вот решил поразбираться.
Каббалой заинтересовался в первую очередь потому что заметил, что там много довольно удививших меня соответствий современным представлениям о возникновении Вселенной, в частности сжатие Бога (цимцум), из которого, как из сингулярности, разворачивается Вселенная. Начал смотреть литературу - и правда, есть даже книжка некоего Говарда Смита "Да будет свет: Современная космология и каббала", в которой все эти параллели рассматриваются, типа как в "Дао физики" Фритьофа Капры рассматриваются параллели с буддизмом и даосизмом (но там всё более очевидно). Пока нет времени вчитываться внимательно, но интересно. Иногда возникает "еретическая" мысль о том, что, может быть, человеческий разум, выстраивая онтологию разными путями, приходит к чему-то похожему, потому что он открывает сам себя, и на самом высоком уровне абстрагирования другой схемы мироздания у него просто не может получиться. Но хотелось бы верить, что это не так.

Всегда очень интересовался идеей мономифа. Книг Джозефа Кэмпбелла в бумажном варианте пока не особенно находится, только вот "Пути к блаженству", компиляция из лекций. Она классная, но обзорная. Вот до "Тысячеликого героя" было бы хорошо добраться.

--------

К расхожим фактам я отношусь с подозрением, так как часто они ошибочны. Просто люди любят повторять друг за другом понравившиеся мемы. Часто в этих фразах и смысла-то немного, просто мы их помним и они несут по большей части не смысл, а какое-то чувство (которое мы ощущали, когда услышали эту фразу и хотели бы зафиксировать. Это как когда мы фиксируем воспоминания о каком-то периоде жизни или чувстве с помощью предметов или песен). И в этом есть что-то религиозное, или, точнее сказать, это детский инстинкт повторения за взрослыми, который, как правило, эволюционно полезен, но является и величайшей дырой в системе безопасности нашего герметичного в оккультном смысле сосуда. Да, если бы большая часть наших действий не была бездумным автоматическим повторением ранее выученного, то мы были бы страшно неэффективны. Абсолютная осознанность означает абсолютное бездействие и оно невозможно.

- Фраза "Это больше, чем преступление, это ошибка" не принадлежит Талейрану, хотя "даже" в викицитатнике она есть.
Фраза красивая, но вне контекста и определенной системы ценностей бессмысленная. Можно и наоборот сказать: "Это больше, чем ошибка, это преступление". А Паули, "совесть физики", якобы говорил о плохих работах: "Это не только неверно, это даже не дотягивает до ошибочного".

- Средневековые теологи не устраивали дискуссий о том, сколько ангелов может удержаться на кончике иглы. Это, конечно, просто сатирическое замечание. Опровержение и анализ происхождения этой и ряда других расхожих цитат есть на сайте Константина Душенко, великого собирателя афоризмов и переводчика Лема.
Вообще, недавно я полистал в электронном виде "Сумму теологии" Фомы Аквинского и удивился, какие там скрупулёзные рассуждения о мелочах и таким внешне наукообразным языком, например о том, движутся ли ангелы дискретно или непрерывно, или о том, могут ли они одновременно находиться в разных местах, или может ли несколько ангелов находиться одновременно в одном месте. Вроде бы, они-де могут и так, и так, и как им вздумается. Совсем не как элементарные частицы.

- У эскимосов нет 36 или скольких там слов для обозначения снега. Опровержение этому есть в книге "Язык как инстинкт" Стивена Пинкера. Просто кто-то сказал, что у них 4 корня для снега, а Уорф и его последователи подхватили и стали цепляться за все слова всех эскимосских диалектов, чтобы набрать побольше так как это иллюстрировало гипотезу Сепира - Уорфа о том, что, как говорил Витгенштейн, "границы моего языка - это границы моего мира".


О книгах. Комментарии к популярной подборке глупых цитат

Автор: Animus Ater, 19.12.2014 - 05:56 in L'essentiel

1. Читая авторов, которые хорошо пишут, привыкаешь хорошо говорить.
1. Читая авторов, которые хорошо пишут, привыкаешь читать авторов, которые хорошо пишут, и уже не хочешь читать авторов, пишущих плохо. Отчасти ты учишься хорошо писать. Но чтобы научиться хорошо говорить, нужно слушать, как хорошо говорят, и практиковаться в говорении самому. Упражнения в каждом навыке повышают больше всего сам этот навык, а эффекты тренировки смежных навыков уже намного меньше. В любом случае, ответы может дать только картографирование функций мозга. А опыт показывает, что, даже много читая, красиво говорить не научишься. Возможно, есть также разные способы чтения: например, с проговариванием и без него. Первое, конечно, повлияет на речь больше. Кстати говоря, я не владею методикой скорочтения, мне она никогда не давалась, но согласно одному из положений распространённой методики, мысленное проговаривание замедляет восприятие информации, и приводится пример, как его блокировать: необходимо пальцами или ещё чем-нибудь выстукивать определённый ритм, что-то вроде - ·· ·· - - -. При нём не удаётся произносить слова вслух (и правда), и мысленная артикуляция затрудняется. Значит, воспроизведение речи и зрительное восприятие текста происходят с помощью разных механизмов. А вообще, умение хорошо говорить больше всего от характера человека зависит, и очень сильно от уровня сосредоточенности, усталости и от уровня знаний по теме разговора.


2. Культура — это не количество прочитанных книг, а количество понятых.
2. Культура (индивидуальная) - это степень приспособленности к системе символических игр, принятой в группе, которая принуждает тебя считать себя её членом.
Что касается культуры вообще, то вот пара определений из книг Лема.
"Культура предстает перед нами как общественный институт, направленный на борьбу со случаем и задействованный в игре с Природой за выживание." (Философия случая).
"Культура - это орудие адаптации нового типа, ибо она не столько сама возникает из случайностей, сколько служит тому, чтобы все, что в наших условиях является случайным, засияло в ореоле высшей и совершенной необходимости. А это означает, что культура - посредством созданных ею же религий, законов, заветов и запретов - действует так, чтобы недовольство превратить в идеал, минусы в плюсы, недостатки в достоинства, убогость в совершенство." (Die Kultur als Fehler)


3. Люди, которые читают книги, всегда будут управлять теми, кто смотрит телевизор.Книга лучший учитель
3. Люди, которые читают книги, всегда будут презирать тех, кто смотрит телевизор.) Книга - это самый удобный энергонезависимый материальный носитель человекочитаемой информации.


4. Книга всегда лучше фильма, потому что в воображении нет ограничений на спецэффекты.
4. Книга не лучше и не хуже фильма. Во-первых, это разные виды искусства, а не эквивалентные формы записи одной и той же информации. Их нельзя сравнивать по тьюринг-полноте. Как и естественные языки, кстати. Слишком много в них несводимого к формальным языкам. А во-вторых, если оценивать по производимому на человека впечатлению (собирая данные путём интервьюирования или сбора биомедицинских показателей), то всё зависит от особенностей восприятия самого человека. Зачастую фильм нагляднее и экономнее книги. Фильм может показать в нескольких кадрах, которые человек может воспринять целиком, то, что в книге было бы описано на целой странице или больше. И нельзя недооценивать важность визуализации в восприятии информации человеком. Книгу можно сравнить с описанием чего-либо на низкоуровневом языке программирования, а фильм - на высокоуровневом. И у каждого человека есть свой АЦП и ассемблер, поэтому фильм часто понять проще, но разночтения могут быть значительны. У кого-то всё выполнится, а у кого-то в ряде мест не распознается нужный образ, или распознается по-другому. (Само собой разумеется, что между чтением текста и интуитивным пониманием такая же закономерность, но "язык мозга" ещё не расшифрован).
А можно ещё составить пропорциональную зависимость: чем больше человек видел и слышал фильмов и прочих картинок и звуков (а значит, сформировал обширную библиотеку визуальных и звуковых образов), тем живее он способен воспринимать книгу, и тем "лучше" она для него. Можно возразить, что может произойти "замыливание взгляда": если много увидеть, то для визуального представления всей новой текстовой информации у тебя будет автоматически всплывать стереотипный визуальный образ, и ты не сможешь представить ничего нового, а значит твоё восприятие обеднится. Но эта теория работает только если принять, что у человека, говоря простыми словами, неразвитая фантазия и вообще интеллект.
Усложнение семантики происходит посредством многократных взаимоотражений первичных понятий.


5. Чем больше читаешь, тем меньше подражаешь.
5. Данная фраза может быть интерпретирована и как ошибочная, если принять, что человек склонен подражать и обладает неразвитой фантазией, и как справедливая, если принять, что человек способен к формированию новых понятий путём комбинирования всех ранее известных (см. выше).


6. Люди делятся на две категории: на тех, кто читает книги, и тех, кто слушает тех, кто читает.
6. Разумеется, люди делятся на столько категорий, на сколько у них хватит фантазии себя разделить, применив произвольный классификационный признак.
А я вообще часто слушаю аудиокниги. Иногда также переслушиваю те, что читал, или перечитываю те, что прослушал.
Ещё стоит сказать, что крайне часто (а если подумать, то всегда) люди читают людей, которые пишут о книгах. Каждая книга по необходимости основана на предыдущих и является комментарием к комментариям к комментариям (каждый раз с добавлением личного опыта, даже если это краткое изложение). Кто же тогда написал первую книгу? Это никому неизвестно. Нет, первая книга не возникла вместе с Большим взрывом, она возникла в тот момент, когда кто-то назвал то, что сделал: "вот - книга". Наверное, где-то в Киевской Руси. Да, здесь можно сказать, что знание не есть называние. Но тогда нужно довольно подробное описание физического объекта, который вам угодно называть первой книгой. А если даже таковой найдётся ("вот - первая специально сделанная кем-то связка страниц из гибкого материала с текстом, написанном на этническом языке"), то вы можете сразу же вспомнить, что книга является разновидностью документа, и потребуется искать первый документ. Но это всё равно что поиск "недостающего звена", когда у тебя нет ясных критериев того, что ты ищешь. Это бессмысленно. А рассуждения об отношении языка к реальности пока не приводят к адекватному результату.


7. Как из копеек составляются рубли, так и из крупинок прочитанного составляется знание.
7. Что такое знание? Я бы сказал, что это умение решать задачи. Если эти крупинки включают в себя как факты, так и алгоритмы их обработки для применения к решению задач, то да. Но легко можно прочитать кучу разрозненных "крупинок" и почти никакого знания не сформировать, не имея алгоритма. Однако факты, возможно, могут переходить в алгоритмы, и наоборот, как процессы в объекты или волны в частицы.


8. Чтение для ума — то же, что физические упражнения для тела.
8. Это просто агитационная фраза. Как, впрочем, и большинство из этой подборки.
На пути к житейской мудрости всегда стоят афоризмы.
Это следствие вопроса об отношении языка к реальности.


9. Существует только одна вещь, худшая, чем не прикасаться к чтению книг последние 90 дней; это не прикасаться к чтению последние 90 дней и думать, что ничего не случилось. © Джим Рон
9. Можно всё это время писать самому или общаться с интересными людьми. Или вовсе смотреть картинки (понятно, что смотреть однообразные картинки, как правило, не надо). Правда, без чтения даже картинок найти не сможешь, если только их не будет тебе кто-нибудь предоставлять. Хотя, возможна визуальная поисковая система, ищущая похожие картинки по скриншоту или фотографии с твоей камеры и не показывающая тебе ни одной буквы, не то что описания картинок. Может быть, так можно воспитать мощное визуальное мышление.


10. Есть преступления хуже, чем сжигать книги. Например — не читать их. © Рэй Брэдбери
10. Я с этим не согласен, если воспринимать фразу вот так, вне контекста. Легко можно представить, что цензоры Цинь Ши Хуан Ди или некоторые из людей Аврелиана, участвовавшие в сожжении Александрийской библиотеки, просматривали книги перед тем, как сжечь их. Если даже текущее поколение не читает книги, их прочитает следующее. Так что нет ничего хуже, чем сжигать книги.


11. Чтобы стать умным, достаточно прочитать 10 книг, но чтобы найти их, нужно прочитать тысячи.
11. Следовательно, всё равно нужно прочитать тысячи книг.) Но, конечно, это верно, что есть книги более содержательные и полезные, чем другие. Другое дело, что для каждого человека они могут быть свои. Есть всякие подборки лучших книг, но у них другая цель: не сделать человека умным, а дать подсказку человеку, который решает, что бы ему почитать, чтобы почувствовать себя умным. Но поскольку цивилизация у людей сейчас более-менее общая, то списки любимых книг зачастую пересекаются. Я сам очень люблю списки. Они очень хорошо помогают ориентироваться в культурной среде в эпоху постмодернизма (можно много говорить о достоинствах и недостатках постмодернизма, но я принимаю его как факт и не спорю с общепринятыми культурологическими концепциями). Как говорил Пьер Байяр в книге "Искусство говорить о книгах, которые вы не читали", самое главное в книге - это её соседи по полке.


12. Книги — корабли мысли, странствующие по волнам времени и бережно несущие свой драгоценный груз от поколения к поколению. © Фрэнсис Бэкон
12. См. пункт 15.


13. Помните: то, что Вы собой представляете, определяется тем, что Вы читаете. © Джим Рон
13. Это так, и я выбираю то, что читаю, исходя из того, каким я хочу быть. Но заранее знать нельзя, правильного ли автора ты выбрал, и чтение кого-нибудь может завести туда, куда ты вовсе не хотел заходить, и приходится возвращаться.


14. Доверяй книгам, они самые близкие. Они молчат, когда надо, и говорят, открывая перед тобой мир, при надобности.
14. Тех, кому ты доверяешь, нужно проверять (а на всех остальных вовсе не следует обращать внимание). Да, книги могут "молчать" и "говорить", но то же самое можно сказать об Интернете, и о самом мире, который сравнивают с "раскрытой книгой".


15. Хорошая книга подобна айсбергу, семь восьмых которого скрыто под водой. © Эрнест Хемингуэй
15. Айсберги плавают в разной воде. Чем меньше соли в воде, тем большая часть пресного айсберга под водой. Когда идеи витают в воздухе, книга кажется поверхностной.
А раз книги - ещё и корабли (см. пункт 12), значит некоторые книги-корабли могут разбиваться о книги-айсберги. Но, в отличие от настоящих кораблей, книги-корабли, разбившиеся об айсберги, не жалко. По крайней мере, не должно быть.


2014-12-08 Нет ни "я", ни "дхарм", а только отношение между ними

Автор: Animus Ater, 8.12.2014 - 14:27 in L'essentiel

Ответы на все относящиеся к науке вопросы, удовлетворяющее обывателя, есть. Ищите их в научных журналах, книгах. И всегда были такие ответы, в каждую эпоху, но раньше ещё уровень знаний был доступен для освоения обывателем, и его могли заинтересовать более сложные вопросы. Для обывателя нет ответов только на вопросы практики и личной выгоды, в том числе помогающие решить собственные психологические проблемы. Последние всегда имеют физиологические причины. Все депрессии и размышления о смысле жизни имеют физиологические причины. Может быть, прав Мечников насчёт развития ощущения жизни с возрастом. Видимо, рискованность (осознанная и неосознанная) молодых особей эволюционно выгодна, даже если вычесть процент самоубийц и убитых в сражениях или умерших из-за совершения какого-то глупого поступка. Также человеку был всегда эволюционно выгоден труд, поэтому люди иногда становятся счастливы после того, как начинают физически трудиться, как Лев Толстой. Отбор способствовал сохранению в генофонде таких генов, обладая которыми человек испытывал бы страдания из-за того, что он ничего не делает, ведь это вызывает неодобрение сообщества, и тогда происходит отсеивание половым отбором.

"Быть" значит "казаться", ибо всё равно нет ничего кроме видимости, просто мы можем казаться какими-то и другим, и себе. И если обычно практическая философия житейской мудрости учит тому, как научиться казаться другим тем, чем тебе нужно казаться, то, далее, психотерапия должна учить, как казаться себе тем, чем бы ты хотел казаться себе. Это не кусание себя за хвост, человек - не уроборос, не зацикленная программа, он сложный и, по крайней мере сам для себя, невычислимый. Он как в египетской мифологии, состоит из кучи разных душ, только они бесчисленны и постоянно возникают-исчезают и перегруппировываются и, конечно, подчиняются законам волновой механики. Мысль же есть электрический импульс, а значит всё там постоянно колеблется, с трудом поддерживая хоть какое-то постоянство, стремится к кратчайшему пути и чутко реагирует на любые флуктуации внешней среды. Всё это элементарные вещи: принципиальная непредсказуемость поведения и будущего, теория хаоса и всё такое.

Мир механистичен на все сто процентов, и сколько ни отвечай на вопрос о смысле жизни, а пока ты не решишь чисто практические задачи взаимодействия с обществом, не решишь проблемы своего психического здоровья (корень которых _всегда_ в физиологии, ибо ничего другого и нет), так и будешь считать, что жизнь - это страдание. Нет никакого страдания, "страдание" - это просто придуманный и закрепившийся в языке концепт, обросший ассоциативными ссылками. Ты страдаешь только потому что знаешь, что это называется "страдать", и всё. Если ничто не называть никак, то и не будет никаких психологических проблем, они все нивелируются до физиологических. Да, трудно в этом обществе, где все вокруг постоянно напоминают о том, что культура и языковые паттерны - это и есть реальность. Да, тебе кажется, что ты являешься лицемером, когда говоришь то, что другие готовы от тебя услышать и так, чтобы не вывести их за пределы комфортного концептуального пространства. Но это переживание стыда за то, что ты мыслишь не так, как другие (или тебе только так кажется и т. д. и т. п., всякие многообразные попытки описания границы, отделяющей тебя от окружающего мира) - не последняя стадия, и её нужно превзойти, как того человека у Заратустры. Это всё свои собственные психологические барьеры, ставящие заслоны перед реальностью, которая и так сама в себе недоступна для познания. Они похожи на попытку создать реальность на фоне пустоты из себя самого. На деле пустота создаётся вместе с декорациями.

Ещё как-то я подумал, что раз я уже прожил 23 года и не успел самоактуализироваться, и дал для себя примерные ответы на основные мировоззренческие вопросы, то хватит с меня, и можно считать, что я уже закончил свою жизнь. Можно считать себя уже мёртвым, чтобы не страдать из-за неудовлетворённого желания продолжать читать и изучать только интересные мне вещи и в удобном мне режиме без осознания ясной цели такого самообразования. Я был счастлив в некоторые моменты своей жизни, я радовался чтению приятных мне книг, и именно эти моменты счастья были моей целью. Следовательно, я добился своей цели в жизни и могу считать свою жизнь законченной.
Но, согласно исследованию Маслоу, в наше (его) время для молодых людей крайне низок шанс оказаться самоактуализированной личностью. Среди 3000 студентов он выявил лишь одного, который подходил под его критерии.
Так что самоактуализация не является тем критерием, который я ищу. Я хочу полюбить людей и подхожу с гуманистической позиции.
Почитав подробнее Маслоу, я обнаружил, что самоактуализация - никуда не годная вещь. Самоактуализированный человек - самый обычный нормальный человек, и там не к чему стремиться. Тем более что, вот, есть такая фраза, в которой вся суть: "Поскольку лишь немногие индивиды могут сохранить здоровье в нашей культуре (как, вероятно, и в любой другой), здоровые люди оказываются одинокими на свой лад и также не достигают высшей самоактуализации". Ты не станешь счастливее от самоактуализации. "Единственное и глубочайшее заблуждение состоит в том, что мы живём для того, чтобы быть счастливыми", только шопенгауэровское продолжение этой мысли уже не кажется мне столь очевидным. Не иначе как эволюция чувства жизни, по Мечникову.

"Эволюция чувства жизни в развитии человека составляет настоящую основу философии оптимизма."
"Природе человеческой свойственны и такие чувства, которые обнаруживаются только в исключительных случаях и требуют специального упражнения. В эту категорию входит до известной степени и «чувство жизни». У некоторых людей оно развито очень слабо. Большей частью оно обнаруживается поздно; но иногда появляется и раньше под влиянием болезни или другой смертельной опасности. Случается, что у людей, пытавшихся лишить себя жизни, внезапно пробуждается инстинкт жизни, заставляющий их всячески стремиться спасти себя. ... При этих условиях понятно, что «чувство жизни» может развиться как у здоровых людей, так и у больных хроническими или острыми болезнями."
"Ввиду того что «чувство жизни» поддается развитию, следует в этом смысле направлять и воспитание, точно так же, как мы стремимся у слепых усовершенствовать чувства, заменяющие зрение.
Поэтому молодым людям, склонным к пессимизму, надо всегда внушать, что их душевное состояние только временное и что оно, по законам человеческой природы, должно будет уступить место более светлому миросозерцанию."

(Мечников, Илья Ильич. Этюды оптимизма)


Анекдот:
"Урок домоводства у девочек в шестом классе. Учительница говорит:
- Девочки, у нас сегодня очень сложная тема: выворачивание канта наизнанку.
Одна ученица тянет руку и спрашивает:
- Марьванна, это что же получается - звездное небо внутри нас и нравственный закон над головой?"



Для справки. Литература, послужившая источником для этих и других, не вошедших в эти заметки, мыслей:
1. Маслоу, Абрахам. Мотивация и личность. Самоактуализированные люди
2. Мечников, Илья Ильич. Этюды о природе человека
3. Мечников, Илья Ильич. Этюды оптимизма. Оптимизм и пессимизм
4. Чхартишвили, Григорий (Борис Акунин). Аристономия


2014-10-24 Ткань

Автор: Animus Ater, 24.10.2014 - 11:18 in L'essentiel

Мысль "я не могу", мысль "жаль, что так происходит" - вечная трагедия сознания. Скорбь и разочарование - ткань жизни. Но почему именно они больше всего похожи на ткань? Почему радость не кажется тканью? Потому что радость никогда не тянется тягостно, а грусть, напротив, делает всё тянущимся, стягивающим, даже пространство становится тягучим и сковывающим движения, а время - сковывающим, связывающим мысли. Потому и ткань.
Мне хочется говорить людям правду и ничего не скрывать, и меня расстраивает суетное лицемерие, скрепляющее общество. Ещё одна ткань.
Также чувство вины и неисполненных обязательств перед людьми, особенно перед родственниками. Порой весьма абстрактное чувство вины, худшее из всех. Эластичные шнуры, притягивающие к людям.
Чувство притяжения к прошлому, к причинам, желание двигаться по протянутой вслед за тобой нити, держаться за неё всеми силами логики чистого разума. Это препятствует созидательному мышлению.
Чувство запутанности в языке и культурных стереотипах, которые представляются или тканью, или вязкой жидкостью.


25 страниц V   1 2 3 > »   

Поиск в блоге



Last.fm 最近聴いたトラック


« Июнь 2018 »

ВПВСЧПС
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30